Программирование на Python и Objective-C в Mac OS

Программирование на Python и Objective-C под Mac OS и для iPhone / iPod Touch

Журналы москвы литературные: Последний номер. Литературный журнал Москва.

Содержание

«Толстяки» на диете. Как и зачем живут сегодня литературные журналы

О современных литературных альманахах принято говорить в меланхолических тонах. На одном из слетов их главредов, проходившем в Екатеринбурге, положение дел охарактеризовали строфой Жуковского: «Не говори с тоской: их нет; / Но с благодарностию: были». О славном прошлом, тревожном настоящем, планах, прорывах и сложностях главные редакторы некогда культовых изданий рассказали «Культуре».

Всякий разговор о «толстяках» начинается с привычно-пессимистического обобщения: отощали до полупризрачного состояния, неровен час канут в Лету. Возразить нечего, но некоторые поправки все же стоит внести: почти все заметные советские бренды здравствуют и поныне. Можно сказать и так — «выживают». Но с воодушевляющей поправкой: не теряя влияния на литпроцесс, исполняя свою изначальную и самую главную «миссию». Они не только открывают новые имена и презентуют новинки известных авторов, но и напрямую делают писательские карьеры: выдвигают на крупные премии — на «Большую книгу» и «Ясную Поляну», например.

Среди сегодняшних журнальных «протеже» — практически все поэты и прозаики из тех, что на слуху: от постмодернистов и новых реалистов до авторов свежеэкранизированных бестселлеров из разряда «более-менее интеллектуальной прозы». В годы советского Ренессанса благодаря «толстякам» в зоне доступа очутились не только запрещенные произведения Замятина, Платонова, Булгакова, Набокова, Георгия Иванова и Адамовича, но и неодобряемые властью современники, немедленно ставшие властителями дум: Юрий Нагибин, Юрий Бондарев, Григорий Бакланов, Александр Солженицын, Борис Васильев, Василий Аксенов, Анатолий Рыбаков. В числе открытий оказались культовыми для русского читателя иностранцы: от Фолкнера и Генри Миллера до Джойса, Фаулза, Томаса Манна, Маркеса и Варгаса Льосы.

Впрочем, насчитывающий без малого трехсотлетнюю биографию самобытный национальный бренд (первый «толстый» журнал появился в двадцатые годы XVIII века в качестве приложения к газете) едва ли мог похвастаться безмятежной жизнью. Вырывавшиеся на эстетическую и идейную передовую, становившиеся законодателями дискурса и полем битв, журналы знали и «тощие» годы, низводящие их статус до нишевой малотиражки.

Любопытно, один из таких ностальгических «вердиктов» в годы Первой русской революции вынес Александр Блок, считавший, что «благородные воспоминания прежних лет — «толстые» журналы» — пережиток эпохи крепостного права, когда помещикам надо было взять в дальнее имение «пухлую книгу, где сказано о политике, о литературе, о театре, об общественной жизни, там же длинный роман с описанием путешествия по Кавказу, который так приятно читать летом» — почитать вслух, местами всплакнуть и отправить в камин… Знал ли он, что в конце того столетия «толстяков» ждут миллионные тиражи, а их редакторов — служебные «Волги».

Андрей Василевский, главный редактор журнала «Новый мир»

— Как и на что существует сегодня легендарный журнал?

— Начну с общей печальной фразы. «Толстые» литературные русские журналы подошли к черте полного финансового краха, не исчерпав своих культурных функций. Единственным источником дохода в нормальной ситуации является подписка. Розница и в прежние десятилетия имела вспомогательное значение. Формула такая: подписывались на бумажное издание на полгода или на год — это и был наш доход. Мы можем точно датировать время пика бумажной периодики — 1990 год. Тогда у «Нового мира» был рекордный тираж — более 2 млн экземпляров. После чего начался процесс сжатия «бумаги» — периодика и издательское дело постепенно шли на спад. Процесс продолжается и сегодня, и тому есть несколько причин: институт подписки исторически ушел в прошлое, появилась Сеть. Редакторы «толстых» журналов понимают, если сегодня чего-то нет в интернете, того не существует в принципе. Все давно уже сделали свои страницы, сайты, присутствие на портале «Журнальный зал». Но штука в том, что читатель в Сети в принципе не готов платить за тексты.

— Почему? Люди постепенно приучаются платить за фильмы, музыку.

— Русский литературный интернет перенасыщен. Я говорю не о пиратах, а о легальном и бесплатном контенте. Читай — не хочу. Как читатель реагирует на платный контент в СМИ — могу сказать по себе: я уже плачу «Амедиатеке» за фильмы, но еще не готов платить, допустим, «Ведомостям» за их подзамочные материалы.

— «Толстякам» часто ставят на вид излишний консерватизм. Для молодого поколения, даже для самых интеллектуальных его представителей, издание с советским названием и «пустой» обложкой — трэш. Не пробовали провести ребрендинг? Не превратиться в глянец, а тем более таблоид, а выпустить красивый интеллектуальный продукт, как «Сеанс» или «Носорог»?

— «Носорог» — красивый альманах с эпизодическим выходом, а «Новый мир» — периодическое издание, старейший, культовый бренд, выходящий с 1925 года. Нынешний дизайн сложился в сороковые: голубая обложка с набранным узнаваемым новомирским шрифтом названием, аскетичной версткой — это сертификат подлинности, знак того, что перед читателем — тот самый «Новый мир», такой, каким он был во времена Симонова и Твардовского. Мы сознательно избегаем ребрендинга, не печатаем иллюстраций, не делаем цветных вкладок, не даем рекламы. Хотя в тридцатые годы реклама была — сигар, теннисных струн. Неоднократно слышал возражение — этот подход сужает аудиторию. Да, ну и что? Журналов для всех сегодня не существует по определению. Как и всенародно любимой литературы. Общество очень сегментировано, и эти процессы отражаются на культуре. В доказательство — социологический опрос, проводившийся год назад одним из ведущих статистических институтов. Он довольно широко освещался в прессе, всюду мелькали заголовки: «Донцова — снова писатель №1». Казалось бы, ничего удивительного, если в цифры не заглянуть. А если все же посмотреть, выясняется — самая популярная писательница набрала три процента голосов. Еще два — Татьяна Устинова. Оставшиеся 95 процентов опрошенных назвали множество самых разных имен, отечественных и иностранных, в жанровом разбросе от художественной прозы до фэнтези и нон-фикшна. То есть сколько бы народу ни любили Акунина или Пелевина, еще большее число людей их не читают.

— Но если не расширять аудиторию, то она будет сужаться — это естественная убыль.

— Совершенно верно. Когда-то мы выйдем с тиражом в один экземпляр. Все имеет свое начало и конец. И в культуре тоже. «Толстые» русские литературные журналы тоже когда-то закончатся навсегда. Но не сейчас. Сейчас нам еще есть что сказать.

Александр Ливергант, главный редактор журнала «Иностранная литература»

— Ваш журнал всегда стоял особняком. Насколько ощутимо кризис периодики затронул «Иностранную литературу»?

— Мы печатаем переводную литературу. Соответственно и тираж повыше, чем у остальных, — 2,5 тысячи экземпляров. Тоже немного, конечно. Но не сказать, что в предыдущие десятилетия мы жили безоблачно. По большому счету, у всех «толстяков» одна и та же проблема: мы не можем удовлетворить наших контрагентов, а они нас. Еще до карантинных «каникул» успели выпустить третий, мартовский номер, которым очень гордились, он открывал новую серию — «Литературные столицы мира». Сейчас это Париж, потом планировали сделать Мадрид, Лондон, Рим… Но нынешний кризис может существенно поломать планы. Типографии закрыты, в офис нас пока не пускают, мы трудимся на удаленке, а многим это трудно, в том числе и мне — я привык читать на бумаге.

— Когда говорят о нынешней «диете толстяков», сопоставляют с журнальным бумом восьмидесятых. Сравнение релевантно?

— Думаю, оно совсем не правомерно: тогда журналы открывали ранее неизвестные имена, печатали «запрещенку», да и вообще книгу было трудно достать, тем более переводную. «Иностранка» впервые напечатала всех крупнейших авторов XX века: Уильяма Фолкнера, Джойса, Альбера Камю, Габриэля Гарсиа Маркеса, Жозе Сарамаго, Варгаса Льосу, Генриха Бёлля, Джона Фаулза, японских нобелевских лауреатов — Исигуро Кадзуо, Ясунари Кавабату. Все те имена, что стали самыми значительными в России и которые сейчас бесконечно переиздаются. В редколлегии были люди, которые выезжали, имели доступ к книгам, которых у нас не знали. Я и сам помню мальчишкой, как ждали этого журнала, рвали его из рук, «Иностранка» была в большом дефиците, один номер на огромный научно-исследовательский институт.

Сейчас все изменилось: люди читают меньше, а главное, совсем другое. В книжных магазинах полки завалены переводными новинками. Появилась необходимость присутствовать в интернете. И в этом смысле у нас дела обстоят сложнее, чем у других журналов: по нашей бедности мы не в состоянии покупать права на большие переводные произведения, нам хватает только на одноразовую бумажную публикацию. Если сейчас заглянете в «Журнальный зал» или на наш сайт, увидите довольно куцый репертуар.

— Я бы сказала — необычный и эстетский: Жерар де Нерваль, Леон-Поль Фарг , Пьер Марсель, Арлетт Фарж, Луи-Себастьян Мерсье, Альфонс Карр, Оливье де Маньи, Этьенн де Жуи, Раймон Кено. Нормальный человек сам такого точно не найдет в книжном.

— Да, но в основном это авторы прошлого, которые не требуют прав. А если мы печатаем какой-нибудь современный большой английский или американский роман — на сайте его выставить не можем. Это и есть наша ахиллесова пята. Но мы не пасуем, стараемся работать. Если говорить о хорошем, а то мы что-то все о грустном, у нас происходит обновление: и репертуарное, и авторское. Первое заключается в том, что мы довольно давно уделяем внимание нон-фикшн и наш читатель с удовольствием читает документальную прозу: литературную публицистику, эссеистику. Второе: у нас появилось много талантливых молодых переводчиков из Литинститута, РГГУ, МГУ. При том, что литературный перевод не дает ни славы, ни денег, отрадно видеть, как много замечательных молодых людей этим совершенно бескорыстно увлечены. Нам ведь, как и всем, необходима смена: основные авторы «Иностранки», известные имена, члены Гильдии мастеров литературного перевода — как правило, люди старшего поколения, они работают довольно мало, берутся только за хиты.

— Назначение «толстых» журналов — быть своего рода навигатором, помогающим сориентироваться в бесконечном потоке. На полках книжных мы видим довольно бессистемную выборку: Роулинг, Янагихара, Юваль Ной Харари, Мураками, тут же какой-нибудь детектив и чиклит.

— Вы говорите о бессистемности, а я бы сказал о печальной системности. На прилавки попадают книги, отобранные вовсе не знатоками (критиками, писателями, переводчиками), а рынком. В массе своей это не интеллектуальная литература, а развлекательная. Читатель голосует рублем, а издатель… Он же, прежде всего, предприниматель, ему нужно продать товар.

«Толстые» журналы всегда занимали экспертную нишу и с радостью сохранят за собой эту миссию, но в таком случае важно сохранить независимость от рынка, не превращаться в коммерческий продукт. Мы не сможем сохраниться без системной поддержки государства. Это, наверное, и есть самое главное в нашем разговоре. Если ее не будет, судьба «толстяков» незавидная.

Владислав Артемов, главный редактор журнала «Москва»

— На всех совещаниях, посвященных судьбе «толстых» литературно-художественных журналов, говорят одно: им грозит полное вымирание. Согласны? И почему, как вам кажется, это происходит?

— В девяностые годы литературно-художественные журналы приписали к ведомству Роспечати. То есть признали их наравне с сотнями и тысячами прочих газет средствами массовой информации. Мы же никакими СМИ не являемся, и по содержанию своему относимся к учреждениям культуры. Вообще «толстые» журналы, по признанию международных искусствоведов, — уникальное явление, не имеющее аналогов в мировой культурной истории и относящееся исключительно к русской литературной традиции. На титульном листе журнала «Москва» прямо обозначено: «Журнал русской культуры». Мы и осознаем себя не журналистами, а служителями русской культуры.

Как-то я был на встрече представителей книжного бизнеса с редакторами журналов. Говоря о литературно-художественных журналах, о состоянии современной литературы, стороны как будто имели в виду совершенно разные явления. Мы, редакторы, традиционно оцениваем литературу по старинке, то есть по критериям художественности. Так уж повелось еще от Аристотеля. Это главный принцип отбора произведений для публикации. Наши партнеры, рассуждая о качестве литературного текста, имеют в виду нечто иное. А именно — рентабельность и уровень продаж. Чем выше продажи, тем писатель талантливее. Логика здравая, математически неопровержимая, но почему-то не вызывающая со стороны редакторов никакого сочувствия, одобрения и понимания. Мы, редакторы, возражали, настаивая на том, что классическая культура в условиях рыночной конъюнктуры выжить не может. Это горькая аксиома, подтвержденная самой практикой жизни. Нас убеждали в том, что если классическая культура немножко подыграет рынку, немножко уступит, если главные редакторы проявят расторопность, находчивость, инициативу и смекалку, то все будет хорошо.

— Почему нельзя хоть немного подыграть рынку?

— Рынок, базар по самой природе своей — антагонистичен высокой классической культуре, отвергает подлинную литературу, а проталкивает дешевую и ходкую подделку. Законы рынка губительны для литературы. Это законы естественного отбора, при котором для выживания необходимо видоизмениться, приспособиться, приобрести новые качества и т.д. Образно говоря, какой-нибудь бабочке, если она хочет сохраниться в современном мире, необходимо отрастить клыки, когти, жала, жвалы. Но в том-то и скорбный парадокс, что, видоизменившись, она перестанет быть бабочкой. В том-то и неразрешимое противоречие, что, уступив рынку, классическая культура рискует превратиться в обыкновенную попсу. Как только литература становится средством для добывания денег, это уже не литература.

В чем основная миссия «толстяков»?

— Они — условие и залог нормального развития литературной жизни России. Таких журналов на всю страну чуть больше дюжины. Число их исторически сформировалось естественным и органичным образом. Их всегда было ровно столько, сколько необходимо для здорового существования литературы, для обслуживания текущего литературного процесса, для отражения всех идейных направлений. Журналы создавали единое культурное пространство. Ни один серьезный и признанный российский писатель в прошлом не прошел мимо литературного журнала, все там публиковались. И именно после публикации в журнале писатель получал известность и признание. В какой-то степени эта традиция существует и поныне. Публикация в «толстом» журнале — свидетельство о профессиональной состоятельности. Представим себе, молодой талант написал первую свою книгу, написал ее без предварительного меркантильного расчета, а основываясь исключительно на соображениях гармонии, красоты и меры. Где же ему напечататься, как не в «толстом» литературно-художественном журнале? То есть там, где материальная выгода никак не влияет на духовную составляющую искусства. Литературное творчество в наше время требует некоторого душевного подвига, отречения писателя от страстей сребролюбия и тщеславия… Никто не будет спорить с тем, что наши «толстые» литературно-художественные журналы, несмотря на все страшные испытания последних десятилетий, сумели сохранить самое главное. Они сохранили репутацию. Возможности обнародовать свой текст сегодня ничем не ограничены. А потому и публикации ничего не стоят. Издать книжку за свой счет не составляет проблемы. Но эта книга остается все той же «рукописью», только написанной печатными буквами. К литературному процессу это не относится. Но публикация в «толстом» литературном журнале — это уже знак качества. Это признание таланта.

— Какие меры нужно предпринять, чтобы сохранить этот культурный бренд? Возможно ли поднимать тиражи?

— Тиражи расти вряд ли будут. Индивидуальная подписка многим не по карману. Наш читатель — посетитель библиотек. Журналы должны доставляться в библиотеки. Но вот печальное наблюдение, роковой замкнутый круг — чем меньше библиотеки выписывают журналов, тем меньше они становятся востребованы, и в свою очередь, чем меньше они востребованы, тем меньше их выписывают… «Толстые» литературно-художественные журналы ведут неравную борьбу, защищая и отстаивая классическую линию развития русской литературы. Эта борьба не утихала никогда, не утихает и, вероятно, не утихнет, пока мы живы. Ведь и в девятнадцатом веке, который считается золотым веком русской литературы, огромной популярностью пользовалась не та классика, которую мы учили в школе, не Гоголь, не Достоевский и не Лев Толстой, а всякого рода «Бароны Брамбеусы…».

Игорь Дуардович, директор редакции журнала «Вопросы литературы»

— «Вопросы литературы» — один из самых продвинутых «толстяков»: молодой коллектив, подкасты «ВопЛи», блог «Легкая кавалерия», офлайновый проект «Пишем на крыше». Как это работает?

— Ситуация с «Вопросами литературы» совершенно отличная, и особенно сильно она изменилась за последние полтора года. Начнем с того, что у нас изначально с демографией все было в порядке. В журнале была обеспечена необходимая сменяемость и соотношение поколений. Сейчас у нас самый молодой коллектив! В итоге эти семена дали свои всходы, и главную роль в этом сыграл наш главный редактор Игорь Олегович Шайтанов. У него никогда не было недоверия к молодым, наоборот, он стремился привлекать новые силы и вкладывал в нас во всех. И сейчас в журнале есть и менеджер по спецпроектам, и контент-менеджер на сайте, и специалист по распространению журнала, и консультант по маркетингу, и свой ведущий подкастов. Если другие журналы сегодня живут на больничных койках в реанимации, то мы и ходим, и дышим сами, а недавно нас совсем выписали: журнал завершил полное обновление вместе с открытием нового и современного во всех отношениях сайта. На сайте представлен самый разнообразный контент, рассчитанный на широкий круг заинтересованных лиц. Конечно, не только специалисты, но и просто люди, увлеченные литературой. Все наши проекты в той или иной степени яркие, все они — это шаг в современное пространство: и школа писательского мастерства «Пишем на крыше», организованная совместно с Национальным фондом поддержки правообладателей, и критическая интернет-рубрика «Легкая кавалерия», и вебинары по современной литературе на Ridero, и подкасты с Яной Семёшкиной с известными писателями. Когда мы уходили из «Журнального зала», нас убеждали, что продаваться мы не будем, что на этом не заработаешь. Нет, они ошибались, потому что сегодня мы ежедневно продаем через новый сайт больше, чем во всех книжных вместе взятых, и даже в «ЛитРес». Например, наша недельная выручка на сайте больше, чем на «ЛитРес» и в отдельно взятом маленьком книжном за полгода.

— Вам удается поднимать тиражи. Каким образом?

— Проект с тиражами — наш совместный с Федеральным агентством по печати, к которому мы только недавно приступили. Это специальная программа снабжения и доукомплектования, ориентированная в первую очередь на библиотеки в российской глубинке. Сейчас таким образом мы начали работу с 500 разными библиотеками по всей стране. Понимаете, мы больше не ждем, что государство придет и решит за нас наши проблемы распространения и подписки, как и многие другие проблемы, мы теперь решаем свои вопросы самостоятельно, предлагая чиновникам доступные варианты, в которых роль государства будет только одна, самая простая, но и самая, конечно, значимая — финансовая. Так, своими силами сегодня мы налаживаем контакт с библиотеками, делаем аналитику, составляем карту распространения, а затем при посредничестве «Почты России» будем осуществлять доставку. Чем больше библиотек мы таким образом будем осваивать каждый год, тем выше будет становиться наш тираж. Таким образом, мы не стремимся заработать на бумажной версии журнала. Ее задача — социально значимая, благотворительная. А главные надежды в плане заработка мы возлагаем на электронный формат и гранты. Мы начали с того, что полтора года назад обновили дизайн журнала и сделали его немного тоньше, что визуально, конечно, незаметно из-за пухлой бумаги, однако мы стали на сто с лишним страниц меньше. Следующим этапом стал сайт и интернет-магазин.

— Если говорить о «толстых» журналах как об институции, в каком она состоянии? Пациент скорее жив?

— Состояние стабильно тяжелое. Все они давно на искусственной системе жизнеобеспечения, и так может продолжаться еще 10 и 20 лет, пока они не израсходуют свой последний ресурс — человеческий, ведь именно на людях это все и продолжает держаться, на их упорстве, на энтузиазме, на сознании миссии, которую они себе придумали и в которую верят. Проблема на самом деле не в деньгах и не в современности, которая насквозь потребительски порочная и якобы не стремится к духовным ценностям… Да, быть может, отчасти так оно и есть, но главная проблема — это в первую очередь сами люди, которые слишком устали. Помните, как в песне Вертинского на стихи Георгия Иванова: «Мы слишком устали, и слишком мы стары / И для этого вальса, и для этой гитары». Каковы люди, такова и реальность вокруг них. Уже давно не только безденежье и техническая (маркетинговая, форматная, дизайнерская) отсталость сказываются на жизни журналов. Сегодня именно демографическая проблема проявляется особенно остро, и тут все случится вполне естественно: человек состарился — человек умер, только в данном случае речь идет о коллективе и корпоративной старости. Большинство журналов не смогли воспитать себе смену, а теперь время ушло настолько далеко, что просто не осталось и последних «плюшек и пряников», которыми эти свежие силы можно было бы привлечь. Что касается особой миссии «толстых» журналов, то если она и была когда-то, сегодня это уже не имеет никакого значения, разве что для историков литературы. Той, чисто элитарного, чисто интеллигентского (и в определенном смысле государственного) значения миссии больше нет, есть не миссия, а общая задача для всех литературных изданий — печатать и продавать хорошую литературу и прочий литературный и социокультурный продукт. Мне вспоминается история одного японского солдата, воевавшего во Вторую мировую. Его звали Хироо Онода. Этот солдат знаменит тем, что еще многие годы после окончания войны, кажется, около 30 лет, застряв на одном острове в джунглях, он думал и верил, что война продолжается. Он вел партизанский образ жизни, убивал простых крестьян и фермеров, устраивал поджоги и диверсии. Он не знал, что ни императора, ни Императорской японской армии уже не существовало. Вот пример человека, потерявшего связь с реальностью, одержимого миссией, — чем не русский интеллигент, не работник «толстого» журнала? «Нельзя допустить, чтобы они исчезли»? И чья это должна быть забота, по-вашему, кто обязан бороться за старые журналы? Нет, только сами журналы могут или могли когда-то себя вытащить из той ямы, в которой они оказались. Для начала нужно было просто «сдаться» и сложить свое старое оружие… Я в этом смысле шпенглерианец — что должно умереть в культуре, то пусть умирает.

— Какие еще журналы считаете важными?

— Важные журналы, на мой взгляд, — это журналы, обладающие еще какими-то перспективами, журналы, на которые не больно и не страшно смотреть, которые с большой вероятностью выживут и, возвращаясь к Шпенглеру, приспособятся. И первый такой журнал — это «Иностранная литература». Во-первых, как и в случае с «Вопросами литературы», у «Иностранки» довольно редкий и востребованный формат и контент. Это не литературные дрова и уголь вроде отечественных рассказов и стихов, это литературная нефть в виде образцов западной литературы. «Иностранка» на сегодня, посмотрите тот же рейтинг «Лабиринта», — это вообще самый популярный «толстый» журнал. А недавно я был по работе в Казахстане, в Алма-Ате, и заходил в Национальную библиотеку. Из всех российских «толстых» журналов там до сих пор выписывают только одну «Иностранку», что очень даже о многом говорит. Второй журнал с хорошей витальностью — это «Дружба народов». «Дружба» в плане начавшихся в ней перемен в чем-то похожа на нас. Они так же стали осваивать новые форматы — так, у них появилась своя премия для блогеров «Блог-пост» и отдельная рубрика в журнале, посвященная блогерам. А в прошлом году мы совместно с ними провели конференцию, где как раз затронули вопросы этого современного формата — блогов, последствий и пользы для «толстых» журналов. Наконец, коллектив «Дружбы» начал омолаживаться — там и Александр Снегирев, и теперь Ольга Брейнингер. «Дружба», в общем, лично для меня — очень симпатичный журнал.

— Стоит ли сравнивать сегодняшнюю реальность с временем расцвета в восьмидесятые? Может быть, журнальный бум — ситуация необычная, а в норме литературный журнал — нишевый продукт?

— Тут мы снова возвращаемся к солдату, который не верил, что война закончилась. Понимаете, нет на самом деле такой нормы —«нишевого продукта», а есть близорукость, косность, снобизм, безволие и безответственность. Мы сами загнали себя в этот музей, в этот заповедник литературных лосей и белок, в зоопарки редакций: «О Сад, Сад! <…> Где в зверях погибают какие-то прекрасные возможности…» При желании и должных усилиях отсюда можно выбраться, ведь сегодня это вопрос выживания: из литературного животного превратиться обратно в литературного человека. Кого-то запишут в Красную книгу литературы, кто-то станет историей, а кто-то победит природу и, быть может, погибнет сам, но зато это будет настоящая жизнь и настоящая смерть, а не лавка таксидермиста.

Функции литжурналов

1. Открывают новые имена. В годы советского журнального Ренессанса редкий писатель миновал эту институцию. Многие сегодняшние топовые авторы, лауреаты престижных премий, дебютировали именно на этих подмостках. Из тех, что на слуху: Михаил Шишкин, Захар Прилепин, Роман Сенчин, Алексей Иванов, Алексей Сальников, Гузель Яхина, Александр Терехов, Александр Снегирев, Сергей Самсонов, Ольгерд Бахаревич, Ольга Седакова, Дмитрий Воденников. Список далеко не полон.

2. Выдвигают на литературные премии, например, на «Большую книгу» и «Ясную Поляну».

3. Выполняют экспертную функцию: при современных возможностях сетевого «самиздата» опубликовать текст ничего не стоит, но и вес такой публикации не велик. Журнальная публикация — знак качества.




Выходит с 1957 года. В нем впервые был опубликован роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», «Жизнь Арсеньева» Ивана Бунина, «Они сражались за Родину» Михаила Шолохова, «Семнадцать мгновений весны» Юлиана Семенова. В числе публикаций журнала — «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери, роман «За рекой, в тени деревьев» Эрнеста Хемингуэя, повесть «Медведь» Уильяма Фолкнера и многие другие произведения.

Фото на анонсах: Сергей Ведяшкин / АГН «Москва»

Обзор последних поступлений «толстых» литературных журналов в читальный зал периодических изданий

«Толстые» литературные журналы более ста лет являются культурными ориентирами для русской интеллигенции в России и за рубежом. До сих пор выходят журналы «Звезда», «Знамя», «Наш современник», «Дружба народов», «Новый мир», «Иностранная литература», «Нева», «Москва», «Октябрь» и др. ТОУНБ им. А.С. Пушкина выписывала литературные журналы всегда, не прекращая подписку на них даже в сложные перестроечные годы, когда не было возможности пополнить фонд новыми книгами.

Читальный зал периодических изданий приглашает всех желающих познакомиться с новинками современной мировой и российской прозы и поэзии, опубликованными в литературно-художественных журналах, посмотреть вместе с издателями и писателями со стороны на нашу действительность, согласиться или поспорить с мнением известных политиков, журналистов.

«Новый мир» (16+) – один из старейших в нашей стране литературно-художественных журналов, публикующих стихи, художественную прозу, публицистику, литературно-критические статьи, философские и культурологические материалы.

«Знамя» (16+) – толстый литературный журнал, издающийся с 1931 года. В наше время здесь печатаются произведения самой разной литературно-художественной направленности, под разными ракурсами освещается общественно-политическая жизнь общества.

«Октябрь» (16+) – независимый литературно-художественный журнал. Издается с мая 1924 года.

В журнале публиковались самые знаменитые отечественные поэты и писатели: Сергей Есенин, Михаил Зощенко, Андрей Платонов и др. На страницах журнала увидели свет запрещенные тогда советской цензурой пьеса М. Булгакова «Адам и Ева», «Реквием» А. Ахматовой, роман «Жизнь и Судьба» В. Гроссмана. «Октябрь» открыл творчество Сергея Довлатова и Саши Соколова. В настоящее время журнал является одним из ведущих толстых литературных журналов и имеет либеральную направленность.

«Дружба народов» публикует новые произведения писателей и поэтов России, стран Ближнего и Дальнего Зарубежья; очерки и эссе, анализирующие острейшие и актуальнейшие проблемы современности – культурные, национально-нравственные и общественно-религиозные.

«Иностранная литература» – единственный из литературно-художественных журналов в России, публикующий новинки зарубежной литературы.

«Юность» (12+) – литературно-художественный и общественно-политический журнал для молодежи. Основными направлениями журнала являются эссеистика, новеллистика, поэзия, интервью, документалистика, графика и фотография.

«Наш современник» (16+) – литературно-художественный журнал Союза писателей России. Публикует прозу и публицистику. Страницы журнала знакомят с творчеством неизвестных широкой публике талантливых провинциальных писателей. Еще с начала 1970-х в нем публиковались произведения известнейших советских писателей: В. Астафьева, В. Шукшина, В. Распутина, В. Солоухина и др. Сейчас журнал ориентирован в основном на публицистику, в которой анализируются актуальные проблемы современности. В журнале печатаются статьи виднейших политиков.

«Начало века» (16+) – литературно-краеведческий журнал Томской писательской организации, основанный в 2007 г. В журнале печатаются стихи, рассказы, повести, публицистика, историко-краеведческие статьи. На страницах журнала публикуются известные томские авторы: В. Колыхалов, О. Лапшин, Б. Климычев, Т. Калёнова, И. Аверина и др.

Подробнее ознакомиться с журналами вы сможете в читальном зале периодических изданий по адресу: ул. К. Маркса, 14, новое здание, 2-й этаж, каб. 201.

Детская литература. 1939, № 4

Описание

Критико-библиографический НИИ (Москва).

    Детская литература : бюллетень Критико-библиографического института. — Москва, 1932-1941, 1965-[между 2005 и 2010 гг.]. —
В 1932 году издание входило в серию «Книга строителям социализма».
Заглавия: 1932, 1935 — 1941 Детская литература; 1933 — 1934 Детская и юношеская литература; с 1935 — «Д. л.».
Главные редакторы: 1965-1996 Сергей Петрович Алексеев (1922—2008), 1996-? Игорь Нагаев.
Подзаголовок: 1932 Бюллетень Критико-библиографического института; 1933 — 1934 Критико-библиографический бюллетень; 1936 № 1 — № 3/4 Журнал критики детской литературы. Орган ЦК ВЛКСМ; 1936 № 5 — 1938 № 15/16 Критико-библиографический двухнедельник ЦК ВЛКСМ; 1938 № 17 — 1941 Ежемесячный литературно-критический и библиографический журнал ЦК ВЛКСМ.
Издательство: 1932 ОГИЗ; 1933 — 1935 Издательство Критико-библиографического института; 1936 — 1941 Молодая гвардия.
Журнал «Детская литература» был создан в Москве в 1932 году при ЦК ВЛКСМ как бюллетень критико-библиографического института, с периодичностью 3 раза в месяц (в 1932 году вышел 21 номер). В 1933-1935 годах журнал выходил ежемесячно. С 1936 года «Детская литература» стала журналом критики детской литературы и выходила 2 раза в месяц (в 1941 году вышло 5 номеров). В 1941 году выпуск журнала был прерван. В 1965 году возобновлён. Освещал вопросы текущего литературного процесса, исследовал специфику детской литературы. В постсоветское время журнал испытывал финансовые трудности, отсутствовала чёткая периодичность выхода, иногда выходили сдвоенные номера. Во второй половине 2000-х годов издание прекратило существование
.
I. Алексеев, Сергей Петрович (писатель; 1922-2008).1. Отечественные сериальные и продолжающиеся издания (коллекция). 2. Народ (коллекция). 3. Русский язык (коллекция). 4. Детская литература — СССР — Периодические издания. 5. Литературные журналы — СССР.
ББК 83.800я52я54
Источник электронной копии: ПБ
Место хранения оригинала: ЛОДБ
    1939, № 4. — Изд-во ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1939. -80 с. : ил., портр.. —
Содержит: Пленум ЦК ВКП(б). Дело чести работников детской литературы. Писатель, педагог, борец. Советская поэзия и дети / С. Семенов. Маяковский и дети / Мирон Левин, [и другие]. — Библиография в тексте и подстрочных примечаниях. — Экземпляр ЛОДБ с рукописными пометами.
. -19000 экз.
.
1. Русский язык (коллекция). 2. Народ (коллекция). 3. В. В. Маяковский (коллекция). 4. Отечественные сериальные и продолжающиеся издания (коллекция). 5. Детская литература — СССР — Периодические издания. 6. Литературные журналы — СССР.
ББК 83.800я52я54
Источник электронной копии: ПБ
Место хранения оригинала: ЛОДБ

Главная — Журнал «Иностранная литература»

ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ ЖУРНАЛА

Июльский номер – снова специальный, очередной французский. Для французского номера июль – знаковый месяц, а новый так и называется «14 июля». И открывает революционная попытка романа молодого французского писателя Адриена Боска о знаменитой катастрофе легендарного самолета «Созвездие» (Constellation) в 1949 году. 27 октября 1949 года новый самолет Эйр Франс Локхид «Констеллейшн», созданный легендарным Говардом Хьюзом, экстравагантным предпринимателем и будущим героем фильмов и романов, отправился в трансатлантический полет, но исчез с радаров в районе Азорских островов. Экипаж и все пассажиры, среди которых были знаменитый боксер, возлюбленный Эдит Пиаф Марсель Сердан и невероятно талантливая звезда музыки Жинетт Невё (кусочек ее скрипки был найден много лет спустя), погибли. Боск анализирует цепочку случайностей, которая привела к трагедии и пытается найти среди них роковую, сделавшую гибель неизбежной. Он восстанавливает диалоги погибших, дает им слово: «Услышать мертвых, создать им легенду и дать сорока восьми мужчинам и женщинам, как созвездиям, новую жизнь и новый миф». Роман был удостоен премии Французской Академии наук в 2014 году.

А еще французский июльский номер не просто так называется «14 июля» — в нем мы публикуем первую книгу молодого, но уже буквально осыпанного разными наградами писателя Франсуа-Анри Дезерабля. Франсуа-Анри пришел в литературу из довольно неожиданной области – он профессионально играл в хоккей на льду. Сам писатель утверждает, что начал писать еще в 18 лет – сейчас ему еще нет и 40 – после прочтения романа швейцарца Альбера Коэна «Любовь властелина». Его дебютная книга «Покажи мою голову народу» (Tu montreras ma tête au peuple), опубликованная известнейшим французским издательством Галлимар, получила сразу три литературных премии – Французской Академии наук, молодых писателей Франции и за самый лучший исторический роман на французском.

Роман представляет собой собрание новелл, перетекающих друг в друга и связанных единой темой – Французской революцией, и рассказывающих о последних днях героев Революции: Шарлотты Корде, Дантона, Шенье, Лавуазье, Робеспьера и других. Название отсылает читателя к знаменитой фразе Дантона: «Tu montreras ma tête au peuple, elle en vaut la peine» (Ты покажешь мою голову народу, она того стоит») – эта фраза на самом деле не так проста, как кажется. Ведь слово «peine» многозначно – он означает одновременно и «горе», и «труд», и «смысл» в выражении vaut la peine. Дантон хотел подчеркнуть, и то, что виновен, но при этом свобода, которую он принес Франции, стоила любых мучений, и то, что его голова заслуживает уважения и сами усилия палача в какой-то степени почетны. И именно эту дилемму рассматривает Дезерабль – стоили ли все те жестокости, которые несла Революция, благополучия будущих поколений в сегодняшней Франции? Вопрос, на который, казалось бы, ответа нет, но тем не менее человечество ищет на него ответ все упорнее и упорнее… Очень увлекательное и современное чтение!

Электронную версию нашего журнала можно приобрести на Google Play и App Store; там продаются все номера 2020 года и появляются номера за 2021 год (чуть позднее бумажной версии).

Следите за нашей страницей на Фейсбук и каналом в Телеграм!

 

технические журналы и книги по машиностроению, технике и авиации от издательства «Машиностроение»

Об издательстве

Нужна техническая литература? Ищите необходимое в правильном месте!

Неспециализированные книжные магазины в большинстве случаев или совсем не предлагают техническую литературу, или такое предложение сведено к минимуму. Для того чтобы найти необходимое издание придётся очень постараться и обойти целый ряд торговых точек off–line, в которых при гигантской потере времени часто так и не удаётся отыскать нужные новинки. В качестве достойной альтернативы сегодня существует масштабная on–line сеть, на «полках» которой представлена разнообразная техническая литература, искать которую (и находить нужное, что очень важно!) значительно проще и быстрее.

Очередным преимуществом, которым не могут похвастаться книжные магазины, является тот факт, что покупки через интернет обходятся значительно дешевле. Не менее ценным оказывается и то обстоятельство, что в большинстве случаев техническая литература на специализированных сайтах может быть представлена как в привычном, так и в электронном формате. Ряд технических изданий сопровождается многочисленными схемами и чертежами, которые можно увеличить до удобных для изучения размеров, внести собственные пометки или корректировки, оставить комментарии. А кроме того, техническая информация, в числе которой могут быть методические пособия, учебники, инструкции, рефераты, публикация научных статей и иные новинки очень часто идёт в комплекте с аудио– и видеоматериалами.

Наш интернет–магазин технической литературы предлагает обширный каталог, который полностью посвящён специализированным книгам. Не выходя из дома, Вы можете познакомиться с самой полной подборкой технической литературы, рассчитанной на преподавателей, студентов и специалистов инженерно–технической сферы. Кроме того, собранная на сайте информация может оказаться полезной для широкого круга соискателей, разыскивающих книги по автоделу, строительству, технические журналы и пособия для радиолюбителей и т.п.

Ценность технической информации состоит в том, что она должна быть, во–первых, абсолютно достоверной, а во–вторых, поступать к потенциальным читателям максимально оперативно. Именно поэтому уважающее себя издательство технической литературы, которое связано с выпуском книг для различных отраслей знаний, активно сотрудничает с авторскими коллективами и ведущими вузами страны. Только такая информация, в числе которой многочисленные пособия, монографии, справочники, учебники для технических вузов, диссертации и рефераты находит своё законное место в электронном каталоге интернет–магазина.

Работать с такими подборками чрезвычайно удобно — при наличии необходимых устройств (смартфонов, ноутбуков и т.п.) с выходом в интернет нужная техническая литература оказывается всегда под рукой. А кроме того, любой технический журнал или отдельную статью из него можно сохранить в памяти своего планшета, просмотреть в любое удобное время (например, освежить информацию по дороге в ВУЗ или на работу), а потом просто удалить.

Техническая литература в электронном формате позволяет более продуктивно работать с информацией. Если со стандартными учебниками доступно только конспектирование, которое отнимает массу времени, то электронная информация позволяет быстро составлять целые базы данных, снабжённые ссылками, собственными пометками, чертежами и аудио пояснениями.

Сегодня для того чтобы овладеть технической специальностью и стать высококвалифицированным (а значит и ценным) специалистом одного желания и таланта недостаточно. Необходимо располагать и ориентироваться в огромном потоке как научной, так и прикладной информации, чтобы быть в состоянии грамотно и своевременно решать узкоспециализированные задачи.

На нашем сайте собрана техническая литература, охватывающая разные области знаний, которая поможет не только идти в ногу со временем, но и опережать своих конкурентов.

Фонды

Коллекции Библиотеки им. Н.А. Некрасова сегодня — это более 1 000 000 изданий, включающих художественную, научную и научно-популярную литературу, книги на иностранных языках, газеты и журналы, редкие книги и коллекции графики, аудиокниги и спектакли, электронные базы данных и много другое.

Но еще в начале прошлого столетия фонды большинства публичных библиотек не превышали и 1000 экземпляров. С конца 1917 года в Москве началась национализация личных книжных коллекций, владельцы которых эмигрировали, небольших частных библиотек, остатков книжных складов, хранилищ и брошенных «просветительских» лавок. Книги стали собственностью нового государства и, в частности, основой коллекции первой в России Центральной городской публичной библиотеки. Она открылась 1 января 1919 года, а в 1946 году ей было присвоено имя поэта Н.А. Некрасова 

До революции библиотечные коллекции контролировались Ученым комитетом при Министерстве внутренних дел. Книжные фонды того времени состояли в основном из монархической, религиозно-нравственной литературы и официальных изданий органов власти. Также в библиотеках можно было почитать беллетристику. Например, серии для простонародья: «Дешевая библиотека», «Приходская библиотека» и т. п.

 

Фонд современной Некрасовки состоит из собраний учебной, научной, художественной, справочной литературы. Также вы найдете у нас книги на иностранных языках, путеводители, альбомы по разным видам искусства, периодические, информационные, электронные издания и диссертации.

 

Ежегодно коллекции обновляются. Например, в 2016 году фонд пополнили более 23 тысяч экземпляров новых книг,  23 наименования газет и 159 наименований журналов. Каждую пятницу книжные новинки (среди которых много бестселлеров) можно посмотреть на специальной полке на первом этаже Некрасовки, выбрать, что нравится, и читать в комфортных и современных пространствах библиотеки или взять на дом.

 

Социологические исследования Московского института социально-культурных программ 2017 года показали, что около 40 процентов современных читателей приходят в библиотеки за специализированной литературой, поскольку она не всегда есть в книжных магазинах и стоит недешево. В Некрасовке такие книги можно найти в читальном зале или взять на дом бесплатно. 

Газетный фонд Некрасовки освещает разные периоды истории России: от 1920-х годов до современности. «Литературная газета», «Сталинский сокол», «Советское искусство», «Культура и жизнь», «Красный воин», «Комсомольская правда» и др. Всего около ста наименований газет. 

Те, кого интересуют последние выпуски Forbes, Vogue или периодические издания других лет, — найдут в Некрасовке более 140 наименований журналов. Например, «Костер», «Социалистический  труд», «Крестьянка», «Советский экран».  Журнальный фонд состоит из научных, учебных и научно-популярных изданий. Есть и известные литературные журналы XIX–XX веков. 

Большая коллекция оцифрованных изданий хранится в Электронной библиотеке. Читать материалы можно в пространствах для чтения и работы в самой библиотеке или из дома.

Каждый зарегистрированный читатель может бесплатно пользоваться разными электронными ресурсами — от библиотек с художественной, научно-популярной и образовательной литературой до информационно-правовых справочников — через Wi-Fi Некрасовки с компьютеров или своих устройств.

Некрасовка — единственная городская библиотека с книжным фондом на 150 языках народов РФ, стран ближнего и дальнего зарубежья. В нем более 100 тысяч документов конца ХIХ — начала ХХI века. В коллекции есть словари и учебники на популярных европейских языках, а также на редких — кхмерском, санскрите, крымско-татарском и др. Здесь можно найти собрание сочинений Джойса, «Всемирную полицейскую энциклопедию», эскимосские сказки, стихи персидского романтика Низами… И все это — на языке оригинала. 

В 1947 году, в канун 800-летия Москвы, в Некрасовке была создана специальная коллекция изданий об истории столицы, ее знаменитых и простых жителях. С тех пор фонд краеведческой литературы непрерывно пополняется современными и редкими изданиями.

Например, в коллекции фонда есть книга по истории и архитектуре столичных церквей 1891 года, «Краткий путеводитель по Москве» 1913 года с рисунками, «Труды московского зоопарка» (1941) — рабочие записи сотрудников, наблюдавших за жизнью, питанием и заболеваниями животных. 

Прижизненное издание Дж. Виньолы «Правило пяти ордеров» (1562) — старейший экземпляр фонда редких изданий и коллекций, где хранятся памятники федерального значения — книги гражданской печати 1700–1830 гг. и 14 зарубежных книг XVII века; книги с автографами; издания периода Великой Отечественной войны; прижизненные издания русских и зарубежных писателей — например, «История государства Российского» в 12 томах (1815–1829) Н. М. Карамзина.

В фонде редких изданий и коллекций есть собрание журналов по архитектуре, искусству, музыке, театру и кино середины XIX — первой трети XX века. Также здесь хранятся некнижные коллекции — отдельные листовые изобразительные издания и оригинальная графика. 

В фонде хранится большая коллекция малой печатной продукции. Промышленная графика: спичечные этикетки первой половины ХХ века, промышленные этикетки (среди которых есть дореволюционные), фабричные ярлыки и марки, упаковка и торговая реклама дореволюционной и советской эпохи. А также коллекция редких открыток, плакатов и фотографий, гербовые экслибрисы российского дворянства, в частности, императорской семьи Романовых.

В Некрасовке периодически издаются библиографические указатели к памятным общегосударственным датам и альбомы-каталоги, основанные на коллекциях редкого фонда библиотеки. Например, два альбома, составленные на материалах коллекции экслибрисов, — «Книжные знаки библиотек Императорского Дома Романовых» и «Книжные знаки библиотек участников Отечественной войны 1812 года» — удостоились почетных грамот Международной федерации экслибрисных обществ (FISAE), библиографический указатель «Иван Семёнович Ефимов (1878–1959)» победил в конкурсе РБА «Лучшая профессиональная книга года — 2013», библиографический указатель-справочник к 65-летию Победы «Забвению не подлежит : Великая Отечественная война на киноэкране и в художественной литературе» получил первое место на конкурсе профессионального мастерства «Золотой формуляр — 2010».  

 

В период «оттепели» московские, а потом и региональные библиотекари подхватили западное изобретение — читателям разрешили самостоятельно бродить среди книжных полок и выбирать нужные книги или периодические издания.

В просторных и комфортных помещениях современной Некрасовки можно послушать музыку, пройти учебный онлайн-курс или посмотреть фильм из мультимедийной коллекции.   

Презентация специального тематического номера журнала «Иностранная литература»

15 февраля 2021 года, в понедельник, в 20.15 состоится презентация специального тематического номера журнала Иностранная литература «Литературные столицы мира: Париж». В содержащихся в нем поэтических, прозаических и эссеистических текстах, ранее на русский язык не переводившихся, французская столица предстает одновременно как город нетленной красоты и город смерти, город исчезающий и город ночной, порождающий не только литературные фантазмы, но и новые литературные жанры (дьявол в Париже, картина Парижа и др. ).

Данный номер является пилотным в запущенном журналом проекте «Литературные столицы мира» (в дальнейшем планируются номера, посвященные Берлину, Лондону, Риму, Мадриду и т. д.), который его создатели хотели бы обсудить со всеми заинтересованными читателями и прежде всего со студентами и преподавателями французского колледжа в Москве и Петербурге.

В презентации, которая пройдет в режиме on-line, участвуют: главный редактор  журнала «Иностранная литература» Александр Ливергант,  составитель номера Екатерина Дмитриева, его выпускающий редактор Анастасия Гладощук, а также переводчики и комментаторы опубликованных в номере текстов: Вера МильчинаНаталья МавлевичЕлена МорозоваЕкатерина Каневская, Гаянэ Арнульд-ИсаакянМарина Козлова. Люк Обри, директор Французского университетского Колледжа МГУ и Ева Бертран, Координатор по университетскому сотрудничеству Санкт-Петербуга так же будут принимать участие.

Желающие предварительно познакомиться с составом № 3 журнала «Иностранная литература» могут пройти по ссылкам:

https://magazines.gorky.media/inostran/2020/2/anons-zhurnala-inostrannaya-literatura-%e2%84%96-3-2020-g.html

https://magazines.gorky.media/inostran/2020/3

http://inostranka.ru/blog-inostranki/parizhskie-tayny-otvety-na-voprosy-viktoriny-iz-martovskogo-nomera-pro-parizh/

Вступительная статья к номеру Екатерины Дмитриевой «Франция – это циклоп, единственный глаз которого Париж» вывешена на сайте колледжа.

Attachment Размер
preface_de.e._dmitrieva_franciya_-_eto_ciklop_edinstvennyy_glaz_kotorogo_-_parizh_.pdf 219.42 кб

Русский архив Цифровой архив — East View

Цифровой архив Русский архив содержит все доступные опубликованные выпуски журнала (650 выпусков и почти 100000 страниц), а также несколько дополнительных публикаций (см. Список ниже).

Архив Русский архив предлагает ученым самую полную коллекцию, доступную для этого названия, и включает полную оцифровку на уровне страниц, полную оригинальную графику и текст с возможностью поиска, а также поддерживает перекрестный поиск с множеством других цифровых ресурсов East View.

Примечание: Русский архив было написано на древнерусской орфографии того времени, которая включала буквы І, Ѣ, Ѳ и Ѵ . Позднее эти буквы были исключены из русского алфавита в ходе орфографической реформы 1918 года. Чтобы облегчить полнотекстовый поиск в этом журнале, East View создал на экране древнерусскую виртуальную клавиатуру. Эта виртуальная клавиатура позволяет пользователям вводить слова, содержащие дореформенные русские буквы (например,«Сѵнодъ» и «дѣтство»). Кроме того, East View добавил ключевые слова на уровне статьи, библиографические ссылки и другие метаданные, чтобы улучшить возможности поиска в базе данных. При необходимости отсканированные файлы подвергались ретушированию, чтобы обеспечить возможность полноценного текстового поиска в базе данных.

Цифровой архив Русский архив включает следующие дополнительные материалы:

  • Русский архив: предметная роспись .Публикация содержит списки статей, опубликованных в «Русском архиве» в 1863–1882 (двадцать лет), 1863–1892 (тридцать лет), 1863–1908 (включительно), а также тематические и алфавитные ссылки. Начиная с 1907 года части Роспис стали сопровождать сам Русский архив , а в 1908 году полный Роспис был напечатан как отдельное издание.
  • Предметный и алфавитный каталог коллекции книги Чертковской библиотеки в трех частях, изданный в приложении к Русскому архиву (1863-1868) в Русский архив (1863-1868))
  • Северные цветы .Литературный альманах, изданный в Санкт-Петербурге в 1824-1830 годах известным русским поэтом и журналистом Антоном Дельвигом. За 1825 и 1826 годы выпуски альманаха переиздавались как приложения к Русскому архиву (1881).
  • Стихотворения Василия Андреевича Жуковскаго (Стихи Василия Андреевича Жуковского)
  • Записки Филиппа Филипповича Вигелия (Воспоминания Филиппа Филиппа Филипповича Вигеля). Издание А Русский архив , Записки представляет собой обширную галерею русских людей первой половины XIX века, помещая их в контекст повседневной жизни того времени.

Москва застыла во времени? | СТРОИТЕЛЬСТВО Литературный журнал

У меня есть два проверенных временем решения проблемы смены часовых поясов (и, как ни странно, похмелья): упражнения и стрижка.

Приезжая в Москву несколько раз в год, я сразу же отправляюсь в длительную пробежку вдоль реки, затем захожу в свою местную парикмахерскую, где я постоянный клиент веселого, дородного иммигранта из Армении, который встречает меня широким приветом. улыбка, крепкое рукопожатие и пару вопросов для обновления, прежде чем перейти к делу. Мне редко удается удержаться от смеха над его халатом — огромной пластиковой версией этой фотографии Тейлора Лотнера.

Однако в прошлом месяце я приехал в новую квартиру на другом конце города, подальше от моего армянского «паршивца» (брата) и его бессловесной работоспособности. Вопреки моему здравому смыслу, я выбрал невзрачный, но гигиенически приемлемый резак рядом с моим офисом. После краткого приветствия женского персонала я села прямо в кресло, ожидая начала переговоров.

Переговоры, спросите вы? Цена? Дополнения? Делаете ставку в их небольшом предприятии?

О нет, гораздо чокнутее.По моему опыту работы с постсоветскими парикмахерами (как в США, так и за рубежом), респектабельные молодые мужчины-профессионалы {{1}} практически лишены свободы выбора, когда дело касается прически. По сути, есть два варианта: короткий или длинный. Любое отклонение требует невероятно настойчивого торга.

Я хорошо это осознаю и иду наперегонки с моими директивами, чтобы задать тон. Однако через пять минут мой «специалист» уже пошел против моих инструкций и сбрил большую часть волос по бокам моей головы, доходя до того, что образовал странный кратер вокруг моих ушей.Она собирается отрубить то, что осталось от моей короны, когда я (грубо, мысленно, конечно) прерываю ее и умоляю ее сдержаться. Кряхтение, вздох, еще одна минута обрезки. . . затем снова, она давила вперед, говоря мне, что большая часть волос на моей макушке должна уйти. Я снова стою на своем, но эта модель повторяется еще семь раз в течение следующих двадцати минут. Я настойчиво, верх остается, и она становится подавленной.

В конце нашего странного танца она говорит мне, что из-за моих коротких волос мне будет холодно зимой.Я сижу безмолвно.

Почему упрямство? Я обнаружил, что специализация в каком-либо навыке заставляет человека поверить в то, что он или она обладает огромным превосходством над неспециалистом. Говоря языком экономики, это может означать, что мои личные вкусы и мнения не имеют значения и, более того, на самом деле неверны. Во время недавней поездки к терапевту разговор был явно односторонним: я принял свой диагноз и лечение, едва успев произнести слово в ответ, как он уже вышел.Водители такси могут быть особенно резкими, обращаясь со мной так, как будто я не знаю, как добраться до того места, где живу, и отказываясь подтверждать мои указания, когда они теряются. Обращение к экспертным знаниям необходимо во многих повседневных делах (подумайте о том, чтобы просить официанта порекомендовать блюдо), но особенно неприятно, когда у вас есть реальные предпочтения по какому-либо вопросу.

[pullquote_right] При такой высокой стоимости жизни для многих граждан не может быть и речи об оплате обслуживания клиентов. [/ Pullquote_right]

Я сталкиваюсь с этой тенденцией еще более заметно в своих исследованиях политики с другими учеными и экспертами.Представьте, что вы входите в презентацию с твердой идеей, подкрепленной грудой подтверждающей статистики, анекдотов и конкретных примеров, а затем эксперт категорически заявляет вам, что они просто вам не верят. У меня были профессора, которые посещали мои выступления и категорически заявляли: «Я ничему из этого не верю», не предлагая даже в общих чертах причины, почему нет, как это принято в США. Это их «нутро» говорит им, что я ошибаюсь, они знают, что работали над смежными темами на протяжении десятилетий, и не могут быть обмануты данными, которые не соответствуют их мировоззрению.Это не просто возрастное превосходство, но и отвращение к восстанию снизу, и чрезмерное доверие к «сертифицированному», а не проверенному опыту.

Ни одна часть меня не утверждает, что это однозначно русский язык. Временами меня игнорировали и отвергали во всем мире. Разница заключается в повсеместности встречи, особенно с такими, казалось бы, банальными задачами, как покупка продуктов или лечение. Это постоянное столкновение с «опытом» других людей и то чувство беспомощности, которое пронизывает любое коммерческое взаимодействие.Я не могу сосчитать, сколько раз я заходил в рестораны в этой части мира, только для того, чтобы мне сказали, что 90 процентов меню недоступно.

А последствия? Через несколько лет Россия станет крупнейшим рынком в Европе по ряду показателей, со средним классом, который просто не сможет перестать тратить. В каком-то смысле страна значительно продвинулась вперед со времен Советского Союза — на полках можно найти практически любой продукт, — но часто кажется, что сфера услуг застыла во времени.За двадцать лет постсоветского развития высококачественное обслуживание клиентов развивалось крайне неравномерно — впереди его опережали крупные транснациональные корпорации и отечественные тяжеловесы, но в вашем местном магазине по-прежнему почти не существовало.

В других странах клиенты просто «голосовали ногами», отдавая свой бизнес в симпатичную, внимательно слушающую парикмахерскую на улице. Но внимательный парикмахер в России обойдется вам гораздо дороже. При такой высокой стоимости жизни здесь для многих граждан не может быть и речи об уделении внимания своим предпочтениям.В результате возникает плохое равновесие внизу — маленькие ребята не видят причин прилагать дополнительные усилия, потому что средний потребитель просто не может позволить себе лучшего.

Новая горячая волна экономистов в области культуры может заявить, что это свидетельство стойкости норм. Возможно, они правы: несмотря на всю яркость десятилетий капитализма, встреча с «советским» способом ведения дел здесь случается слишком часто. Большая часть описанного выше плохого обслуживания клиентов и слепого уважения к власти уходит корнями в Советский Союз.Поколение за поколением передает достойные сожаления формы социального поведения, даже если окружающая среда резко меняется. Введение конкурентных рынков не изменит эту социальную ткань в одночасье. Таким образом, вы получаете множество недовольных клиентов.

[[1]] Не поймите меня неправильно, Россия славится невероятными волосами. Примерьте это на размер. [[1]]

Когда Vogue ушел в Россию ‹Literary Hub

В августе 1998 года над Москвой возникла целая серия черно-белых рекламных щитов с суровой надписью: IN RUSSIA.НАКОНЕЦ. Они возвещали событие, которое в едва зарождавшейся постсоветской сюжетной линии показалось важной вехой: запуск российского журнала Vogue . Condé Nast — крупнейший в мире продавец образа жизни, издатель Vanity Fair , GQ и Glamour , а также через лондонский бункер Condé Nast International их бесчисленные локализованные издания от Парижа до Токио — приехал в Москву. Россия, казалось, прибыла официально.

В наши дни может потребоваться некоторое усилие, чтобы понять, какое социальное значение может иметь появление модного журнала. Во-первых, вам нужно принять во внимание уменьшившуюся с тех пор роль печатных СМИ, которые, возможно, были более крупными, чем в Советском Союзе в последние годы. Так называемые толстые журналы — по сути, литературные журналы — были источниками гласности, публиковавшими не только критические осуждения сталинизма, такие как «» Александра Солженицына ГУЛАГ «Архипелаг » и «Путешествие Евгении Гинзбург ». в Вихрь , но самиздат попадает, как Василия Аксенова «Остров Крым », и ультрасовременные зарубежные новинки, такие как A Clockwork Orange — в интересном переводе, который заменил русскоязычные слова «droogs» Надсать сленг с англ. В результате, например, унылый ежемесячный тираж Новый «Мир » в 1990 году составил 2,7 миллиона экземпляров. (Журнал существует до сих пор; его тираж в 2015 году составил 3000 экземпляров.)

Еще важнее было трогательно-тревожное нетерпение России ельцинской эпохи приобрести атрибуты «нормальной страны». Нормальный , ключевое слово эпохи, означало все и вся, и применялось с той же умоляющей силой ко всем аспектам жизни, от критических до обыденных; нормальный было членство в ВТО и ежедневное использование дезодорантов, и профессиональная армия, и хорошая пицца, и действующий парламент, и, да, журналы мод.Можно утверждать, что, если бы Россия 1990-х годов с большей готовностью получала большие вещи из этого списка желаний, мир мог бы избавиться от своей нынешней внешней политики. В настоящее время он получил Vogue .

Также было бы полезно вспомнить, насколько , а не нормальная Россия была на данный момент. Разрушающейся империи, которую моя семья покинула в 1992 году, больше не существовало; среди руин сновали новые виды. В результате нечестных приватизационных аукционов, на которых богатства коммунистического государства перераспределились между самими перераспределителями и их друзьями, за несколько месяцев вырос класс олигархов.Меньший бизнес разросся в гротескном симбиозе с подпитывающим его преступным миром и аппаратом безопасности. Главным хищникам во всех трех категориях вскоре потребовалось место, чтобы спрятать прибыль; Россия стала землей банков с коротким сроком жизни и даже банкиров с более коротким сроком жизни.

«Нормальный», ключевое слово эпохи, означало все и вся, и применялось с той же умоляющей силой ко всем аспектам жизни, от критических до обыденных.”

Большая часть промышленности, науки и культуры остановилась или закопалась в безумном беспорядке. Те, кто не имел предпринимательских и / или криминальных наклонностей, чувствовали себя брошенными; их недовольство пополнилось рядами Коммунистической партии, которая теперь представляла себя лоскутным аутсайдером. К моменту президентских выборов 1996 года угроза повсеместного коммунистического возвращения стала настолько велика, что Борису Ельцину пришлось полагаться на сговор олигархов, наемных американских советников, ужесточение контроля над СМИ, незаконно передаваемые ему займы Международного валютного фонда. кампания, клевета на других кандидатов, запугивание избирателей и, наконец, старый добрый вброс бюллетеней, чтобы сохранить свою работу.Первородный грех новой России — ставить стабильность выше демократии — был совершен, что незримо проложило путь Путину и, в конечном итоге, предоставило моральное оправдание собственному вмешательству России в выборы в США.

Но пока, летом 1998 года, худшее казалось уже позади. Вечеринка снова началась. А для хорошей вечеринки нужны были организаторы, стилисты, летописцы. Нет никого, кто лучше подходил бы для всех трех ролей, чем Конде Наст.

Руководителем компании на новом рынке был красочный восточногерманец по имени Бернд Рунге, имевший ранее опыт ведения глянцевых журналов во Франции и воссоединенной Германии. Как и многие уроженцы ГДР, Рунге говорил по-русски и раньше бывал в Советском Союзе — фактически, он учился в Московском государственном институте международных отношений (МГИМО), известной фабрике дипломатов. Несколько лет спустя журнал Der Spiegel раскрыл Рунге как бывшего агента Штази, тайной полиции Восточной Германии. Под кодовым названием «Олден», еще будучи студентом, он докладывал в Берлин о своих однокурсниках по МГИМО. По иронии судьбы, человек, обвиненный в распространении евангелия космополитического гламура, происходил из той же семьи, что и люди, которые недавно посадили вас в тюрьму за то же самое.Выбор Рунге для первого главного редактора Vogue , дерзкая и светская Алена Долецкая, сопровождалась ее собственным шлейфом слухов КГБ; хотя она отрицает их, в ее биографии, безусловно, есть оттенок девушки Бонда, полная бриллиантов (когда-то вышла замуж за советского посла в Ботсване, она работала консультантом по СМИ в De Beers).

Два прозвища Condé Nast в московских СМИ: «Конденсат» (бессмысленная игра слов) и «Меховой холодильник». Последний намекал на штаб-квартиру издательства на Большой Дмитровке, 11, которая находилась на вершине огромного холодильника для мехов.Здание без окон было одним из немногих московских заведений, которые продолжали свою деятельность с царских времен, выдерживая войны и революции: великие купцы, сталинские жены из ближайшего окружения, любовницы гангстеров — всем нужно было где-нибудь, чтобы уложить свои норки на лето. Новейшей версией этого элитного племени стали женщины Vogue , на которые теперь нацелены. Место было безумно идеальным.

17 августа 1998 г., когда в типографии вышел первый номер журнала, Россия объявила дефолт по своим долговым обязательствам.Рубль рухнул в одночасье, упав до одной трети своей долларовой стоимости. Удачи были уничтожены, банки подверглись массовым нападениям, а затем закрылись ставнями. Иностранные товары, к которым россияне только привыкли, исчезли с прилавков. Страна снова вошла в кризисный режим; Пышная вечеринка по запуску Vogue была поспешно свернута. Эти, наконец, рекламные щиты теперь приобрели ироничное звучание. Таблоид Москва Комсомолец предсказал, что первый российский номер Vogue может стать его последним, и что весь издательский дом уйдет с рынка, который едва начал взламывать.

Меховой холодильник, однако, уцелел. Во всяком случае, кризис сделал Vogue еще большим маяком, а его великолепный редактор — огромной знаменитостью.

В безвыходном мире московских СМИ, где половина людей в половине случаев критиковала его, Condé Nast Рунге приобрел мифическую репутацию места, где немецкая дисциплина встречает безжалостные амбиции Манхэттена. Говорят, что Долецкая отвергает всех, кого «избаловал» предыдущий опыт работы с российскими журналами.Вся внутренняя переписка по электронной почте предположительно велась на английском языке. Ходят слухи, что сотрудники сходят с ума от переутомления и византийских интриг.

К 2000 году журнал был достаточно популярен, чтобы протестировать приложение под названием Men’s Vogue : в конце концов, российские бизнесмены, недавно получившие деньги, нуждались в культуре не меньше, чем их жены и любовницы. Эксперимент оказался настолько успешным, что всего через пару выпусков из материнского корабля выделилась Men’s Vogue .В марте 2001 года с обложкой, изображающей твердые соски Моники Беллуччи поверх немного странного призыва стать победителем, родился журнал GQ Russia .

Первым главным редактором GQ был таинственный Рам Петров, имя которого звучит как персонаж Дольфа Лундгрена из фильма, записанного прямо на VHS. Петров опубликовал всего несколько выпусков, прежде чем Рунге уволил его и заменил своим заместителем. Похоже, что никто в сегодняшней Москве не знает, чем он занимается.

«Журнал продвигался достаточно высоко, чтобы протестировать приложение под названием Men’s Vogue: в конце концов, российские бизнесмены, недавно получившие деньги, нуждались в культуре не меньше, чем их жены и любовницы.”

Депутатом был тучный рыжебородый интеллектуальный панк по имени Алексей Зимин, который как нельзя лучше отличался от стереотипа нервного трудоголика в Fur Fridge. Он и его друзья были молоды и талантливы, и понятия не имели, что они делают. Зимин постановил, что настоящий русский «мужской журнал» (новая концепция в то время; его единственной реальной конкуренцией была интеллектуальная версия Артемия Троицкого Playboy ) должен отстаивать своего рода эстетизированный раствор.Его команда была поклонниками восходящей рок-группы «Ленинград», которая занималась тем же ремеслом — хамством с мета-подмигиванием. Типичная их ранняя лирика: «Черт возьми, я дикий человек / Шарики, табак, водочный дым и щетина». Расчетливо непослушный и циничный до мозга костей — даже название группы было нахрен — он был так же далек от искреннего романтического русского рока 80-х, как и сама страна.

Люди Зимина взяли из Ленинграда не только стилистические, но и поведенческие реплики.Они бродили по залам Condé Nast, попивая виски из бутылки. Штатный музыкальный писатель время от времени играл в самой группе на ударных. Ленинград, в свою очередь, провозгласил себя «джентльменами нового тысячелетия». Обе стороны наконец завершили эти отношения, когда Зимин объявил ленинградского вокалиста Сергея Шнурова Человеком года GQ . На вечеринке группа разбила свои инструменты и нассала на фикус в горшке. Увидев это, английские перегрузки из Condé Nast International быстро удалили Зимина.Весь персонал вышел с ним. Зимин продолжил редактировать кулинарный журнал, стал совладельцем дико неровного ресторана Ragout, где я дважды переживал пищевое отравление, и, наконец, открыл водочный бар в Лондоне под названием Zima, который имел огромный успех.

Третий редактор, Николай Усков, был привлечен для уборки дома. Под его началом GQ стал профессиональным, по-настоящему глянцевым, затаив дыхание очарованным богатством, крипто-геем на своих страницах моды и ближе по тону к Vanity Fair , чем к американскому GQ .Усков правил журналом восемь лет, управляя им достаточно грамотно, чтобы начальство Fur Fridge смотрело в другую сторону, когда он подлизывался к олигарху за олигархом в поисках лучшего выступления. В конце 2011 года он заработал бы золото и ушел, чтобы захватить Snob , медиа-проект без руля, щедро финансируемый миллиардером Михаилом Прохоровым. Первой обложкой « сноб » Ускова был портрет Прохорова.

Событие, которое сделало меня его преемником, тем временем уже произошло: я опубликовал свой первый роман, Ground Up .Это была легкая сатира на отвратительную пару яппи, которые разрушают жизни друг друга, открывая кофейню в Нижнем Ист-Сайде. И снова, как и в школе, я писал в явном противоречии с идеей, что люди должны писать о своем собственном наследии. И, опять же, редактор предложил мне сделать главного героя мужчиной-иммигрантом из России. На этот раз я неохотно подчинился. Это было трехстраничное переписывание за один день.

В тот момент в прессе громко чествовали целую волну писателей-иммигрантов по причинам, которые, как я все больше ощущал, были очень неправильными.В старинном субботу Ночь Live пародия «Мультики вождения кота» пара посадила кота за руль своей машины («Смотри, он за рулем! Он за рулем!»), после чего животное падает со скалы. Изюминка: «Мультфильмы: он может водить, просто не очень хорошо». Эти романисты первого поколения теперь получали такое же благосклонное отношение к самому акту написания на английском языке. Гари Штейнгарт, Лара Вапняр, Аня Улинич, Ирина Рейн: Смотри, они пишут! Пишут! Для Ground До я запретил издателю упоминать в любых материалах для прессы, что английский является моим вторым языком.Для меня заставить обозревателей по номеру , а не заметить этот факт, было высшей честью, которой я мог добиться. Я не хотел быть мультяшными. Я хотел Ground Up , чтобы оценить его по достоинству. Так оно и было, и было сочтено идеально средним.

Однако было одно место в мире, где книга, задуманная как резкое отрицание русскости, могла стать бестселлером. Вы уже догадались. Летом 2010 года мне позвонили из Ускова. GQ Россия назвала меня писателем года.

__________________________________

из В костюме бунта: злоключения в путинской Москве. Используется с разрешения издателя Farrar, Straus and Giroux. Авторские права © 2018 Майкл Идов.

Список литературных журналов

Список международных литературных журналов

См. Также: Список литературных журналов на немецком языке

А

  • Адам Санат (Стамбул)
  • Акаи Тори (Япония)
  • Аканэ (Япония)
  • Арараги (Япония)
  • Арион, Москва
  • Ashibi (Япония)

B

C

  • Багровые ноги Индия
  • Cerebration (Индия)

D

  • Дружба Народов, Москва
  • Дублинский журнал
  • Двадзат Два (RU), Иерусалим

E

  • Английский разведчик

F

грамм

  • Grani (RU), Франкфурт-на-Майне
  • Gunzo (Япония)
  • Grub Street, Тоусон, Мэриленд, США

B

я

  • Иностранная литература, Москва

J

  • Jogaku zasshi (Япония)
  • Журнал теории литературы, Берлин, Нью-Йорк

K

  • Kindai Bungaku («Современная литература», Япония)
  • KITAP — Lik (Стамбул)
  • Крещатик (RU), Украина, Германия
  • Krahu i shqiponjës (Чикаго, Тирана)

L

M

N

  • Нева, Ленинград / ул. Петербург
  • New Quest (Индия)
  • Новое Литературное Обозрение, Москва
  • Nouvelle Revue Française, Париж
  • Новый Мир

О

  • Огонек, г. Москва
  • Другое: Журнал нового стиха

п

Q

S

  • Sewanee Обзор
  • Синчо (Япония)
  • Сиракаба (Япония)
  • Shiseinen (Япония) — Новая молодежь
  • Журнал The Beach Magazine
  • Subaru (Япония)

Т

  • Танемакухито (Япония)
  • Tel Quel, Париж
  • Times Literary Supplement, Лондон
  • Переход
  • The Transnational, Лондон

U

  • Umi (журнал) (Япония)
  • Урал (RU), Екатеринбург

V

W

Y

Z

  • Зарубежные Записки (RU), Германия
  • Знамя, Москва
  • Звезда, Ленинград / ул.Петербург

Арараги (журнал)
Взрыв (журнал)
Книжник (Лондон)
Bungei (журнал)
Литературная газета
Muschelhaufen
Огоньок
Обзор Sewanee
Журнал Transition

524449

Второй Московский международный фестиваль поэтов ::: пресс-релиз

Второй Международный фестиваль поэтов в Москве пройдет 16-20 октября 2001 года под эгидой Правительства Москвы и Мосгордумы. Спонсорами фестиваля выступают Фонд творческих проектов, Российский ПЕН-центр и литературные журналы Арион и Знамя . Поддержку фестивалю оказали Институт «Открытое общество» Фонда Сороса, посольства Бельгии, Канады, Литвы, Мадагаскара, Франции и Швеции, Французский культурный центр в Москве, Российская академия наук, Союз молодых писателей Вавилона, Международный литературный фонд, Ассоциация учителей французского языка, Проект О.Г.И. клуб и Центр Всеволода Мейерхольда.

Три программы фестиваля этого года отражают разнообразный мир современной поэзии.

Программа Звезды российской провинции свидетельствует об искреннем и неизменном интересе Москвы к творчеству авторов, проживающих за пределами двух традиционных столиц страны — Москвы и Санкт-Петербурга. Поэты съедутся в Москву из Новосибирска и Екатеринбурга, Саратова и Самары, из города Гулькевичи в Краснодарском крае, из крестьянской общины Весёлый в Ростовской области.В рамках этой программы организаторы представят новую антологию «Нестоличная литература», в которой представлены произведения 163 писателей из 50 городов России. И впервые мы вручаем провинциальным писателям премию «Москва-Транзит» в двух номинациях. Главный приз будет вручен признанному поэту за его вклад в русскую литературу; «Маленький» приз достанется перспективному поэту до 35 лет.

Франко-русская программа Диалог языков и поэтов соберет в Москву франкоязычных поэтов из Франции, Бельгии, Швейцарии, Канады и Мадагаскара.Это в лучших традициях русской литературы. Французская поэзия имела огромное значение для развития русской поэзии в пушкинскую эпоху, а также в Серебряный век. Это также демонстрирует открытость современной русской поэзии к диалогу и взаимному обогащению. Русские поэты будут читать вместе со своими французскими коллегами; ведь французские мотивы часто встречаются в русской поэзии. Участники фестиваля примут участие в круглом столе, посвященном жизни франкоязычной поэзии за пределами национальных границ.

Программа Классика 21 века посвящена двадцатилетнему поколению поэтов. В программе примут участие молодые поэты из Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, Екатеринбурга и других городов России, а также из Швеции, Литвы и Грузии. Этим поэтам будет предложено принять участие в обсуждении концепции «литературного поколения» — ее целостности, границах и сравнении ситуации в России с ситуацией в других странах. Организаторы также представят сборник стихов московских школьников «Так начинают жить стихом».

Четвертая программа « Поэты в школах » продолжает традицию, заложенную на первом Московском фестивале поэзии два года назад. Все участвующие поэты посетят местные школы, чтобы прочитать свои стихи, рассказать о своей работе и ответить на вопросы. Потребность в программах такого типа очевидна. Разрыв между современной литературой и сегодняшней молодежью может привести к отсутствию взрослых читателей, что поставит под угрозу само будущее литературы.

Ряд других мероприятий, связанных с поэзией, будет проходить вне официальной программы, в том числе:

Мероприятия Фестиваля пройдут в московских литературных клубах, музеях, культурных центрах, библиотеках, университетах и ​​т. Д. В конце дня все участники встретятся в «Project O.G.I.» клуб — самое популярное место встречи московских художников и писателей.

Торжественное открытие фестиваля и вручение главного приза «Москва-Транзит» состоится 16 октября в 19:00. в Центре Всеволода Мейерхольда.

Пресс-конференция состоится 9 октября в 15:00. в Мосгордуме, улица Петровка, 22.
Вторая пресс-конференция состоится непосредственно перед торжественной церемонией открытия фестиваля в 18:00.м. 16 октября в Центре Всеволода Мейерхольда, улица Новослободская, 23.

Президент фестиваля — Евгений Бунимович.

Оргкомитет:
тел. (+ 7-095) 332 25 33, эл. Почта поэта@liter.net
Аккредитация прессы:
(+ 7-095) 921 22 56.

Расписание событий

Греция в России Москва: … — Συμβούλιο Τεχνών Ελλάδας

«Να γελάσει λίγο ο κόσμος, το χρειάζεται»

Ο Κώστας Τσιάνος επιστρέφει με το Θεσσαλικό Θέατρο, με μια κλασική επιθεώρηση, «Ό, τι θυμάμαι χαίρομαι», που υπογράφει τα κείμενα και τη σκηνοθεσία και δίνει ραντεβού από την ερχόυενη ρίτη στηλαυυίθρια τοηην υπαυίθρια τοηηνν υπαυίθρια στη.
κολουθήστε μας στο Новости Google
Ο Κώστας Τσιάνος επιστρέφει στο «σπίτι» του. Ο σημαντικός σκηνοθέτης και ηθοποιός, που έβαλε τα θεμέλια του Θεσσαλικού Θεάτρου, επιστρέφυειαυτόοηη, σηληυειαυτοκκοι. «, Τι θυμάμαι χαίρομαι» είναι ο τίτλος της παράστασης, τα κείμενα και τη σκηνοθεσία της οποίας υπιογοράφ. «Α γελάσει λίγο ο κόσμος, το χρειάζεται», μου είπε κατά τη διάρκεια της συνέντευξης. Σκέφτομαι όλες αυτές τις παραστάσεις του, έχουμε γελάσει, έχουμε συγκινηθεί, σκέφτομαι όλη αυτή την πορεία του σκηνοθέτη από τη Λάρισα που άνοιξε δρόμους στο ελληνικό θέατρο.

Ο Κώστας Τσιάνος είναι μια κατηγορία, μια σχολή από μόνος του. Ο τρόπος του έδειχνε πάντα την ουσία της τέχνης που λέγεται θέατρο: να μπορεί ένας άνθρωπος να μοιραστεί με κάποιον άλλον την αίσθηση του τι σημαίνει να είσαι άνθρωπος. Η πρεμιέρα της παράστασης θα γίνει την Τρίτη 6 Ιουλίου, στις 21,00, και θα παρουσιάζεται στο θέατρο της «Αυλής του Μύλου» έως και τα τέλη Ιουλίου, με καθημερινές παραστάσεις Δευτέρα και Παρασκευή, ενώ το πρώτο δεκαήμερο του Αυγούστου θα ταξιδέψει σε σημαντικούς θεατρικούς χώρους του νομού, αλλά και της θεσσαλικής περιφέρειας.

• «Ο, τι θυμάμαι χαίρομαι» ο τίτλος της παράστασης, τα κείμενα και τη σκηνοθεσία της οποειύ υπογ, τηο οποαά υπογ,

Θυμάμαι έντονα τα εφηβικά μου χρόνια, που τα πέρασα σε μια φτωχική γειτονιά, τη δεκαετία του 1950. Ηταν μια εποχή που η Ελλάδα έβγαινε χιλιολαβωμένη μετά την Κατοχή και κυρίως από τον εμφύλιο σπαραγμό. Η φτώχεια, η ανεργία, η κυβερνητική αστάθεια, οι πολιτικές συνωμοσίες, οι μαζικές δίκες, οι εκτελέσεις (Μπελογιάννης), το πιστοποιητικό κοινωνικών φρονημάτων, η αυστηρή λογοκρισία, η εσωτερική και η εξωτερική μετανάστευση που ερήμωσε τα χωριά μας, ο τραμπουκισμός, το εκστρατευτικό σώμα του Ελληνικού Στρατού που βρέθηκε στον πόλεμο της Κορέας, ήταν μερικά από τα δεινά πουληληταλαιπώρησαντ.

Παρ»όλα αυτά, ο ρακένδυτος κοσμάκης, για να ξεγελάσει τις πίκρες του, δεν έχανε την ευκαιρία να βρει τρόπους για μικροδιασκεδάσεις. ?? ?? ?? Με την πρώτη ευκαιρία, το ρίχνανε στο τραγούδι και στους μοντέρνους χορούς, σάμπα, ρούμπα, ράσμπυαεαεαεαιρία, ράσμπυαεαεαεαιρα, ράσμπυαεαεαεαειρα, τσποεον κλαεαεονασποεν τσα εεον κλαεανενα. Σύμπας ο ελληνικός λαός ονειρευότανε να μπαρκάρει με της φαντασίας το καράβι, να πει «Βίρα τις άγκυρες» και να βρεθεί σε ανύπαρκτα μαγικά νησιά όπως το «Αλα-Κάλα-Κούμπα» και το «Τζούμπο τζάμπο».

Αλλοι πάλι περίμεναν, μπας και κερδίσουν, στο νέο παιχνίδι με το όνομα ΠΡΟ-ΠΟ και οι γυναίκες στριμώχνονταν στις δημόσιες υπηρεσίες για να βγάλουν εκλογικό βιβλιάριο και να ψηφίσουν για πρώτη φορά στις βουλευτικές εκλογές. Και η μεγάλη τους διασκέδαση ήταν τα θερινά σινεμά και τα εξοχικά κέντρα, που συχνά φιλοξενούσαν μεγάλους τραγουδιστές, τους Νίκο Γούναρη, Τώνη Μαρούδα, Τζίμη Μακούλη, Στέλιο Καζαντζίδη κ.α. Με όλες αυτές τις μνήμες και πολλές άλλες, θέλησα να δημιουργήσω μια παράσταση γεμάτη νοσταλγία, γέλιο, συγκίνηση, χορό και τραγούδι, βασισμένη στους κώδικες της ελληνικής επιθεώρησης.

• ο όνομά σας είναι αλληλένδετο με το Θεσσαλικό Θέατρο. Πώς ξεκίνησε αυτή η μεγάλη πορεία ζωής;

ο Θεσσαλικό Θέατρο γεννήθηκε ως ιδέα το 1975. Με τη Μεταπολίτευση, λοι μίλαγαν για αναγκαία αποκέντ. Η Αννα Βαγενά πρώτη, εγώ και ο σκηνογράφος Γιώργος Ζιάκας, όλοι Λαρισαίοι και άνθρωποι του εργαζόμαστε με επιτυχία στο Θέατρο στην Αθήνα, αποφασίσαμε να ιδρύσουμε στην πόλη μας το πρώτο μόνιμο επαγγελματικό θέατρο.

Με οκτώ παραστάσεις την εβδομάδα και μετά τη Λάρισα να κάνουμε περιοδεία και στις άλλες πόλεις της Θεσσαλίας, στις κωμοπόλεις, ακόμα και στα πιο απομακρυσμένα χωριά μας.Ιδρύσαμε σύλλογο, τη «Θεσσαλική Πνευματική Πορεία» και μας συμπαραστάθηκαν, πρώτοι απ όλους ο Λουκιανός Κηλαηδόνης, ο Διαγόρας Χρονόπουλος και υπέγραψαν το ιδρυτικό μεγάλες προσωπικότητες της Τέχνης: Μίκης Θεοδωράκης, Μάνος Χατζιδάκις, Ιάκωβος Καμπανέλλης, Δημήτρης Κεχαΐδης, Νίκος Γκάτσος, Θεόδωρος Αγγελόπουλος , Ποστ, Δήμητρα Γαλάνη, Αννυ Κολτσιδοπούλου, Γιάννης Νεγρεπόντης, Βασίλης Τενίδης, αρολααετολαεκλα κλα.

Ο Δήμος της Λάρισας μας παραχώρησε την αίθουσα του Ωδείου και στη σκηνή του, στις 26 Δεκεμβρίου 1975 έγινε η πρεμιέρα μας με το αριστούργημα του Καμπανέλλη «Η αυλή των θαυμάτων».Ακολούθησε ένας μεγάλος θρίαμβος! Οι θεατές που κατέκλυσαν την αίθουσα να χειροκροτούν ασταμάτητα, να κλαίνε από υπερηφάνεια, να αγκαλιάζονται μεταξύ τους κι εμείς στη σκηνή να μην μπορούμε να πιστέψουμε τη νίκη μας.

λες οι επόμενες παραστάσεις παίζονταν σε κατάμεστη αίθουσα και, ταν ρχισλε οιεαεαεζαιαεαζαεσποζαεαεσποζ, μσιοεαο περιοείο, μσιοεσποε, μσιοεσποε, μσποε, σποε, σποε, σποε, μσπο Οι αίθουσες, που τις περισσότερες φορές ήταν κάποιες αγροτικές αποθήκες, κάτι ξεχασμένα σινεμά, καφενεία, αίθουσες σχολείων, γέμιζαν από κόσμο και οι περισσότεροι από αυτούς δεν είχαν δει ποτέ τους θεατρική παράσταση και άλλοι είχαν να δουν από το «Θέατρο του Βουνού» του ΕΑΜ .Περάσαμε πάρα πολύ δύσκολα, τα προβλήματα τεράστια, οικονομική δυσπραγία αφόρητη.

α πρώτα χρόνια, δεν είχαμε καμιά επιχορήγηση κι εμείς έπρεπε να είμαστε στις υποχρεώσειςξας εντά. Ποτέ οι συνεργάτες μας δεν έμειναν απλήρωτοι. Ρασαν τα πρώτα οκτώ χρόνια και το Θεσσαλικό Θέατρο δούλευε ασταμάτητα καυι έγινε παράδειγμα περιορορορο. Οι δυσκολίες μεγάλωναν και τότε το Θέατρο το ανέλαβε ο Δήμος Λαρισαίων.

Μετά П Μελίνα, ως υπουργός Πολιτισμού, έχοντας ως πρότυπο το Θεσσαλικό Θέατρο, ίδρυσε τα ΔΗΠΕΘΕ και το Θέατρό μας πήρε κάποιες οικονομικές ανάσες και μπόρεσε να ανεβάσει μεγαλύτερες παραγωγές. Το πρώτο μας έργο ως ΔΗΠΕΘΕ και με εμένα καλλιτεχνικό διευθυντή ήταν «Ο κύκλος με την κιμωλία» του Μπρεχτ. Η επιτυχία, τεράστια και στα χωριά μας έγινε θρύλος η παράσταση αυτή. Διαμορφώσαμε έναν κινηματογράφο 500 θέσεων, μεγαλώσαμε τη σκηνή του, φτιάξαμε πολλά καμαρίνια και ανεβάζαμε πολυπρόσωπα και με πολλές απαιτήσεις έργα. Ρώτη θέση είχε πάντα το ελληνικό ρεπερτόριο. Παρουσιάσαμε Καμπανέλλη, Κεχαΐδη, Σκούρτη, Αναγνωστάκη, Ευθυμιάδη, Διαλεγμένο, Ρέπα — Παπαθανασίου, Μάριο Ποντίκα, Ψαθά, Αλέκο Σακελλάριο-Χρήστο Γιαννακόπουλο, Χουρμούζη, Βυζάντιο, Κορομηλά, Καπετανάκη, Μισιτζή και πολλούς άλλους.

Δεν θα αναφερθώ στους ξένους, παρά στον Σέξπιρ, τον Λόρκα και τον Γκολντόνι. Αι φτάνουμε στη μεγάλη στιγμή της ιστορίας του Θεσσαλικού Θεάτρου. Η μεγάλη μου λαχτάρα και η πολύχρονη έρευνά μου πάνω στο αρχαίο δράμα μού έδωσε τη δυνατότητα να σκηνοθετήσω την πρώτη μου τραγωδία, «Ηλέκτρα» του Ευριπίδη, με τη Λυδία Κονιόρδου στον ομώνυμο ρόλο. Παράσταση σε επιτυχία ξεπέρασε κάθε προηγούμενο! Αίχτηκε τρία καλοκαίρια, δύο φορές στην Επίδαυρο, δύο στο Ηρώδειο και άλλευς τόσες στο Φεστιβάλ Φιλίπονρο.

ργωσε όλη την Ελλάδα, στεριά και θάλασσες. Σκαρφάλωσε στα πιο ψηλά βουνά και αντιπροσώπευσε τη χώρα μας σε Φεστιβάλεης υρώπης κλαιβλεεεε υρώπης κλαιβλεεεεή κλαιβήλεεεαερον α, σήμερόαν, 33, Ην ίδια επιτυχία σημείωσαν και οι άλλες τραγωδίες που σκηνοθέτησα. Η «Ιφιγένεια εν αύροις» του Ευριπίδη και οι «Χοηφόρες» του Αισχύλου. Κάποια χρονική περίοδο, αναγκάστηκα να αποχωρήσω από το «Θεσσαλικό» και να με πάρει μαζί του ως αναπληρωτή καλλιτεχνικό διευθυντή ο Νίκος Κούρκουλος στο Εθνικό μας Θέατρο.

ταν μια τεράστια εμπειρία και πιστεύω πως, την περίοδο αυτή, αναστήσαμε το Εθνικό και μεγαλουργ. Οταν ο Νίκος «έφυγε», ο Δήμος Λαρισαίων με κάλεσε πάλι να αναλάβω τη Διευθυνση του Θεσσαλικού και το έκανα με πολύ ενθουσιασμό, μέχρι που τελείωσε η θητεία μου. Ομως παραμένει το σημαντικότερο γεγονός της ζωής μου, το σπίτι μου, το αποκούμπι μου και ευχαριστώ τους συμπολίτες μου και κυρίως τον Δήμο Λαρισαίων, Απόστολο Καλογιάννη, που πρότεινε το «Θέατρο του Μύλου» να ονομαστεί «Θεατρο Κώστα Τσιάνου». Ον ευχαριστώ κι εγώ θα μείνω σ΄ αυτό για πάντα!

• πειτα από τόσο μεγάλη εμπειρία, τι πιστεύετε για τα ΔΗΠΕΘΕ; Πως μπορούν να σταθούν στα καλλιτεχνικά πράγματα της χώρας;

α Δημοτικά Θέατρα στην περιφέρεια τα δημιούργησε η ελίνα κερκούρη, ταν ήταν υπουργός Πολιτι. ΗΗ Ο έκανε! Το πρώτο, βέβαια, που λειτούργησε ήταν το Θεσσαλικό Θέατρο.Τα επιχορήγησε με την προϋπόθεση ότι και οι Δήμοι θα καταβάλουν το ανάλογο ποσό και να παραχωρήσουν στέγες για τις παραστάσεις, τα γραφεία και για τις τεχνικές υπηρεσίες.

νω απ ’λα κατάφερε τον πρώτο καιρό να στελεχωθούν με άξιους καλλιτεχνικούς διευθυντές καποα ΔΗΠΕΘΕλοια καινο ΔΗΠΕΘΕλοντές καινικο διευθυντές καινικούς διευθυντές καιποανια καινο ΔΗΠΕΘΕλιαναιναινα καινοα ΔΗΠΕΘΕλινα καινοα ΔΗΠΕΘΕλια καινο Δλινα καινοα ΔΗΠΕΘΕλια Κατάφερε να νοικιάσει θέατρα στην Αθήνα, ώστε κατά καιρούς να δείχνουν τις παραστάσεις τους και στο κ. Δημιούργησαν ανάλογα Φεστιβάλ για τα περιφερειακά θέατρα και άλλα πολλά.Τα πρώτα χρόνια, τα περισσότερα θέατρα λειτούργησαν πολύ καλά. Εκαναν πολύ καλές παραστάσεις και κάποια σπουδαίες. Πήρχε οργασμός, ενθουσιασμός, ιδέες, και τα περισσότερα ΔΗΠΕΘΕ ενέπνευσαν και άλλους τοπικούς πμολιτιτισοτοκο. Δεν ήταν όλα καλά. Σε κάποιες πόλεις, οι τοπικές και οι κομματικές εξουσίες θέλησαν να επέμβουν ακόμη και στο καλλιτενχοκκ.

Με την απουσία της Μελίνας, άρχισε η συρρίκνωση της λειτουργίας των θεάτρων και μόνο μερικά συνέχιζαν αξιοπρεπώς τη δραστηριότητά τους, χάρη στις ικανότητες και τις θεατρικές εμπειρίες των καλλιτεχνικών διευθυντών και τη φροντίδα που είχαν από τον Δήμο τους.Ατά καιρούς, το ΥΠΠΟ δεν επιχορηγούσε καθόλου τα θέατρα. Για να προχωρήσει ο θεσμός των Περιφερειακών Θεάτρων, πρέπει πάνω από όλα να επιχορηγούνται καλά. Να διευθύνονται από καλλιτέχνες που να έχουν ικανή εμπειρία, να έχουν την έξωθεν καλή μαρτυρία, ενθουσιασμό, διοικητικές γνώσεις και να καταφέρνουν να δημιουργούν σημαντικές παραστάσεις, που να απευθύνονται σε μεγάλο μέρος του λαού και όχι μόνο στους δήθεν ειδικούς.

• Φέτος είδαμε να ξεσπά ένας χείμαρος αποκαλύψεων στο ελληνικό θέατρο. Ποια είναι η δική σας άποψη για όλα αυτά που συνέβησαν;

υτά που έγιναν γνωστά ήταν θλιβερά και μας στεναχώρησαν όλους. Οι υποθέσεις αυτές εκδικάζονται και περιμένουμε τις αποφάσεις.

• χατε ποτέ αντιμετωπίσει κάποιου είδους κακοποιητική συμπεριφορά;

Ναι. Οταν κάποιοι τραμπούκοι με γρονθοκόπησαν, ως διαδηλωτή στα περίφημα Ιουλιανά.

• σκαρ Ουάιλντ είχε πει κάποτε: ο θεατρικό έργο ήταν επιτυχία. Το κοινό του ήταν αποτυχία.Συμβαίνει αυτό;

ανένα έργο και παράσταση δεν απέτυχε γιατί έφταιγε το κοινό. Αν το έργο είναι συναρπαστικό, η σκηνοθεσία και οι ερμηνείες των ηθοποιών ανάλογες, τότε η αίθουσα ηλεκτρίζεται και η σύνδεση μεταξύ πλατείας και σκηνής προκαλεί έξοχα συναισθήματα. Ν όλα στη σκηνή είναι λίγα και αδιάφορα, τότε στην πλατεία αρχίζουν να τρίζουν οι καρέκλες καμι τα δεναν.

• Η επιτυχία απαιτεί να φλερτάρεις με το κοινό;

ο φλερτ με το κοινό σε μια παράσταση με να καλό έργο είναι καταστρεπτικό.Για τον ηθοποιό υπάρχει ο τέταρτος τοίχος στη σκηνή, που χωρίζει τους θεατές από τους ηθοποιούς. Η μόνη επικοινωνία μεταξύ τους πρέπει να είναι πνευματική και συναισθηματική. Μόνο στην επιθεώρηση, που είναι ένα άλλου είδους θέατρο, επιτρέπεται να υπάρχει κάποια άμεση επικοινωνία με το κοινό ή στα έργα του Μπρεχτ, που εκεί δεν τη λες και φλερτ.

• πάρχουν κάποιοι παλιοί σας σύντροφοι που έφυγαν από τη ζωή, που τους νοσταλγήσατυυυ νοσταλγήσατυυιειετεετοετριασονεμεριασονεμεριασοντρισορονετρισσοτρι

Δυστυχώς, σο τα χρόνια περνούν, λο και περισσότεροι φίλοι μάς αφήνουν.Πό τα μαθητικά μου χρόνια έχασα τους καλύτερους φίλους. Πό τα χρόνια του θεάτρου μού λείπουν πολύ η ζένη Καρέζη, η λίκη, ο κος Κούρκουληλος καιμοε οοουλο και μαεοντο ζονμοι. Σο πάμε και ορφανεύουμε.

ωστάκη, αν και χωριατάκι, τα κατάφερες…
• ριε Τσιάνο, θυμάστε την πρώτη φορά που πατοσανο

Ασφαλώς και θυμάμαι! Είναι μια συγκλονιστική εμπειρία που δεν πρόκειται να σβήσει από μέσα μου. Ημουν ακόμη μαθητής στη Δραματική Σχολή (1962), ταν ο Κουν με επέλεξε να γίνω μέλος του περίφημου χορον »χοροστοτοτροτοτ. Κάναμε επτά συναρπαστικούς μήνες πρόβα με την έξοχη χορογράφο Ζουζού Νικολούδη, πάνω στην ανυπέρβλητη μουσική του Μάνου Χατζιδάκι, με κοστούμια του μεγάλου Γιάννη Τσαρούχη και τη σκηνοθεσία του μέγιστου Κάρολου Κουν.

Στην πρώτη παράσταση στο Θέατρο Σάρα Μπερνάρ στο Παρίσι, η εσωτερική έξαρση, ο ενθουσιασμός, η συγκίνηση, η ανησυχία αν θα πάνε όλα καλά, έφτασαν στα ύψη. Σε όλη την παράσταση όλος ο θίασος είχε πάρει φωτιά. Και οι «Ορνιθες» πήραν το Α΄ ραβείο.Αξέχαστη εμπειρία. Ευλογημένο το πρώτο μου βάπτισμα στη θεατρική σκηνή. Αι τι σκηνή!

• ι θα λέγατε σήμερα στον νεαρό εκείνον;

Κωστάκη, αν και χωριατάκι, φτωχαδάκι, συνεσταλμένο μα πεισματωμένο παιδί, άφησες τη Λάρισα και πήγες για πρώτη φορά στην πρωτεύουσα να υπηρετήσεις την τέχνη του θεάτρου. Ταν πολύ δύσκολα, αλλά με την αφοσίωσή σου, τελικά, τα κατάφερες!

Информация: «, τι θυμάμαι χαίρομαι». Σκηνοθεσία: Κώστας Τσιάνος. Σκηνικά — οστούμια: Δημητρολοπούλου.Μουσική επιμέλεια, Διδασκαλία: Αλέξανδρος Τσιωνάς. Φωτισμοί: Μάκης Παπατριανταφύλλου. Βοηθός σκηνοθέτη: ιρήνη Ζγούρη. Ροβολές: Ιωάννης Πέτρου. Κατασκευή κοστουμιών: Νικολέτα Καΐση. Κατασκευή σκηνικού: Χρήστος Καράκης, Νίκος Ανδριανόπουλος.

Παίζουν шаяся: Βασίλης Καρμίρης, Χρήστος Κορδελάς, Μαρσέλα Λένα, Δέσποινα Πολυκανδρίτου, Αθηνά Σακαλή, Ηρακλής Τζαφέτας, Παναγιώτης Τόλιας, Θάλεια Χαραρά.
efsyn

журнал Russian Life — Russian Life

«Я считаю, что журнал просто отличный! Я жду его и читаю слово в слово не менее двух раз.Мне показалось очень странным, что многие мои друзья из России никогда не слышали о журнале. Когда я дал им несколько выпусков, они были в восторге! Они просто не могли понять, как они не знали об этом. Пожалуйста, продолжайте в том же духе ».

Эллисон Э. Массж

«Только хотел сказать спасибо. Получил сегодня свой первый экземпляр Russian Life . Хотел бы я подписаться раньше. Журнал оказался лучше, чем я ожидал. Еще раз спасибо. »

Дэниел П.

«Недавно я подписался на журнал Russian Life и очень доволен. Статьи очень интересные и познавательные, вместе с некоторыми потрясающими фотографиями. Я также получил 301 вещь о России . Я учусь! Большое спасибо.»

Ральф Ф. Блеча

«У меня была подписка на Russian Life как минимум три года. Я считаю, что это лучшее издание об иностранной культуре, которое можно найти где-либо.Его содержимое представляет собой комбинацию National Geographic , People , Time и Fortune . Качество написания отличное … физическое оформление, цвет, фотографии и макет так же профессиональны, как и любой журнал. Я рекомендую его любому человеку или организации с любым уровнем интереса к России и русской культуре ».

Джим Клейтон

« Russian Life меня развлекает и информирует. Широкий спектр высококачественных, хорошо иллюстрированных статей делает его увлекательным и заставляет меня читать каждый выпуск от корки до корки.”

Дэвид М. Роуэлл

«Russian Life Magazine» — лучший из доступных глянцевых журналов! Это издание, безусловно, одно из лучших периодических изданий, доступных сегодня на рынке. У меня нет и никогда не было подписки на журнал, которая была бы сопоставима с этой. Его не только читают в моей семье, но и с одинаковым энтузиазмом передают жителям Магадана, Новосибирска и Москвы! Что касается широкого спектра информации о России и ее людях, этот журнал находится на переднем крае, вызывая любопытство! »

Марк Гвинн

«Я два года размышлял, заказывать или не заказывать журнал Russian Life .Я только что получил свой первый номер и все, что я могу сказать, это то, что я потратил два года на то, что я держал пари, было прекрасным письмом. Какая красивая, проницательная, хорошо написанная литература! Два года назад мы удочерили нашу драгоценную дочь из России, а мои прабабушка и дедушка родом из России. Мы хотим узнать больше об этой разнообразной и богатой культурой стране не только на благо нашей дочери, но и для всей нашей семьи. Спасибо за ваш талант и усилия ».

Эрика Плоски

« Русская Жизнь — величайшая! Больше, чем какое-либо другое издание, которое я получаю, я с нетерпением жду его статей, великолепных фотографий и произведений искусства, его сбалансированной перспективы! Мне также нравится читать о частях России, которые я знаю (о городах), И о скрытых, но не менее увлекательных местах, которые у меня не было возможности побывать.Продолжайте в том же духе и СПАСИБО за замечательную публикацию !!! »

Мэри Джейн Болин

«Это был рождественский подарок моей дочери, у которой есть степень по русскому краеведению.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.