Программирование на Python и Objective-C в Mac OS

Программирование на Python и Objective-C под Mac OS и для iPhone / iPod Touch

Нарушение порядка слов в предложении: Синтаксические нормы и ошибки (примеры нарушений)

Содержание

Синтаксическая норма. Порядок слов в предложении.

Синтаксические
нормы

– это общепринятые правила языка,
которые регулируют порядок и связь слов
в простом предложении, а также связь
частей сложного предложения. Эти нормы
определяют такие явления, как согласование
подлежащего и сказуемого, согласование
определений и приложений с определяемыми
словами, глагольное и именное управление,
построение предложений с причастными
и деепричастными оборотами, организацию
сложного предложения и т.д.
Порядок
слов в предложении

В
русском языке порядок слов в
предложении относительно свободный.
Он может быть прямым и обратным — в
зависимости от положения подлежащего
и сказуемого в предложении Основным
является принятый в нейтральном стиле
прямой порядок слов: подлежащие +
сказуемое: Студентыпишут лекцию.

Изменения
в порядке слов зависят от актуального
членения предложения – движения мысли
от известного (темы) к новому (реме).
Сравним: Редактор прочитал рукопись. –
Рукопись прочитал редактор.

Изменения
в порядке слов называется инверсией.
Инверсия – стилистический приём
выделения отдельных членов предложения
путём их перестановки. Обычно инверсия
используется в художественных
произведениях: Судьбы свершился
приговор (М.Ю. Лермонтов), Швейцара
мимо он стрелой взлетел по мраморным
ступеням (А.С. Пушкин). Возможна и так
называемая неоправданная инверсия –
нарушение порядка слов в ущерб
содержанию: Он отказался со всеми
студентами участвовать в мероприятии (только:
Он отказался участвовать в мероприятии
со всеми студентами). Неоправданную
инверсию следует устранять путём
использования прямого порядка слов.

При
согласовании сказуемого с подлежащим
затруднения возникают в том случае,
если подлежащее выражено словосочетанием.

единственное
число

множественное
число

1.
Если подлежащее выражено собирательным
существительным с количественным
значением (большинство,
меньшинство, часть, ряд

и т.п.), обозначающим неодушевлённый
предмет
:
Большинство
журналов

получено недавно.

1.
Если подлежащее выражено собирательным
существительным с количественным
значением (большинство,
меньшинство, часть, ряд

и т.п.), обозначающим одушевлённый
предмет
,
а
сказуемое
подчёркивает активность
действующих лиц: Большинство
студентов

сдали экзамен.

Но
форма единственного числа (!):
Если
подлежащее содержит слова большинство,
меньшинство, ряд, часть, несколько

или количественное числительное, а
сказуемое подчёркивает пассивность
действующих лиц: Большинство
студентов

слушало.

2.
Если подлежащее выражено количественным
числительным в сочетании с Р.п. имени
существительного, обозначающего
неодушевлённый
предмет
:
Семь
контрольных

еще не проверено
.
Но: Первые
шесть дней

прошли незаметно
(появилось
определение во множественном числе).

2.
Если подлежащее выражено количественным
числительным в сочетании с Р.П. имени
существительного, обозначающего
одушевлённый
предмет
:
Семь
студентов

участвовали в соревнованиях.

3.
При составных числительных, оканчивающихся
на 1 (21, 31, 41 и т.д.): Двадцать
один

студент сдал сессию на хорошо.

3.
При составных числительных, оканчивающихся
на 2, 3, 4 (22, 32, 42 и т.д.): Двадцать
два

студента сдали сессию на хорошо.

4.
При однородных подлежащих в предложениях
с обратным
порядком слов
(сначала
сказуемое, затем подлежащее): В
коридоре
послышался
шум
и гам
.

4.
При однородных подлежащих в предложениях
с прямым
порядком слов
(сначала
подлежащее, затем сказуемое): Шум
и гам

послышались
в коридоре.

5.
В конструкциях типа брат
с сестрой,
если
субъекты неравноправны в совершении
действия (первый субъект осознаётся
как главное действующее лицо, второй
субъект – как второстепенный): Брат
с сестрой

вышел гулять

(сестра сопровождала брата)

5.
В конструкциях типа брат
с сестрой
,
если субъекты равноправны в совершении
действия, а производимые ими действия
самостоятельны, независимы друг от
друга: Брат
с сестрой

выиграли приз.

6.
Если подлежащее имеет значение
приблизительности: Более
тысячи человек

уволено с работы.

6.
Если подлежащее оторвано от сказуемого:
Ряд
делегатов

от разных партий участвовали в работе
комиссии.

7.
При словах
тысяча, миллион, миллиард
:
Говорил
он так, будто его слушала
тысяча
человек
.

7.
Если в предложении с прямым порядком
слов после подлежащего следует
причастный оборот или придаточное
определительное со словом которые:

Ряд фирм,
подписавших
договор

(которые
подписали договор
),
не выполняют условия поставки.

8.
Если в состав подлежащего входит
существительное со значением
определенного количества (пара,
дюжина, сотня)

или неопределенного количества (масса,
пропасть, уйма, куча, поток

и т.п.): Публики
сегодня приходило
целая
бездна
.

8.
Если сказуемое выражено кратким
прилагательным или относительным
прилагательным: Целый
ряд сцен пьесы
правдивы
и
интересны.

9.
При словах всего,
только, лишь, много, мало, немного,
немало, сколько, столько
:
Много
портретов стояло на столе. Гостей
приходило только трое.

9.
При словах эти,
все
:
Все
одиннадцать задолжников сидели перед
деканом, опустив головы.

10.
Если в предложении есть слово несколько,
а подлежащее обозначает неодушевлённый
предмет
:
Прошло
несколько
часов

с момента их встречи.

10.
Если в предложении есть слово несколько,
а подлежащее обозначает одушевлённый
предмет
:
Заговорили сначала
несколько
человек
туманно
и нетвердо.

В каком предложении нарушен порядок слов? А. Недоумение мое нарастало в течение всего неприятного разговора; Б. Работать

Порядок слов в предложениях русского языка     

      В русском языке существует специальные правила, согласно которым любое предложение должно строиться по определённому плану:

  • В предложении сначала употребляется определение (чаще выражено прилагательным или причастием).
  • После определения в предложении находится подлежащее (чаще выражено существительным или местоимением).
  • После подлежащего стоит сказуемое, обозначающее действие этого подлежащего (сказуемое чаще выражено глаголом).
  • Завершает предложение дополнение (чаще выражено существительным или местоимением) или обстоятельство (чаще выражено существительным с предлогом). Также обстоятельство или дополнения могут стоять и после подлежащего.

С помощью этого плана в русском языке образуются предложения с правильным порядком слов. Например: Красивая Луна светила сегодня всю ночь — в этом предложении правильный порядок слов. Если записать это предложение так: Сегодня всю ночь светила Луна красивая — это будет уже неправильный порядок слов в предложении. Следует также отметить, что в русском языке существует такое понятие, как «инверсия» — намеренное нарушение порядка слов в предложении. Но инверсия чаще всего используется в литературных произведениях, в стихах с целью привлечь внимание к какому-либо определённому слову.

Определяем правильный порядок слов в предложениях

а) Недоумение моё нарастало в течение всего неприятного разговора.
В этом предложении порядок слов правильный: подлежащее (недоумение моё), сказуемое (нарастало), обстоятельство (в течение всего неприятного разговора).
б) Работать для науки и для общих идей – это и есть личное счастье.
Здесь порядок слов тоже правильный: подлежащее (работать), обстоятельство (для науки и для общих целей), определение (личное), сказуемое (это есть счастье).
в) Все зависящие меры от нас для предотвращения катастрофы были приняты.
Здесь наблюдается нарушение порядка слов: подлежащее, определение (выраженное причастным оборотом), сказуемое. Нарушение происходит из-за того, что присутствует разрыв причастного оборота (зависящие от нас меры), что делать категорически нельзя.
Верно будет так: Все зависящие от нас меры для предотвращения катастрофы были приняты: подлежащее, определение, сказуемое.
г) Благодаря использованию компьютеров удалось обобщить большой объем статистических данных. Здесь правильный порядок слов.
Ответ: в).

Каким термином обозначается нарушение привычного порядка слов в предложении («Во семье родилась она купеческой…» )?

Не сияет на небе солнце красное,
Не любуются им тучки синие:
То за трапезой сидит во златом венце,
Сидит грозный царь Иван Васильевич.
Позади его стоят стольники,
Супротив его всё бояре да князья,
И пирует царь во славу божию,
В удовольствие своё и веселие.

Улыбаясь, царь повелел тогда
Вина сладкого заморского
Нацедить в свой золочёный ковш
И поднесть его опричникам.
— И все пили, царя славили.

Лишь один из них, из опричников,
Удалой боец, буйный молодец,
В золотом ковше не мочил усов;
Опустил он в землю очи тёмные,
Опустил головушку на широку грудь —
А в груди его была дума крепкая.

Вот нахмурил царь брови чёрные
И навёл на него очи зоркие,
Словно ястреб взглянул с высоты небес
На младого голубя сизокрылого, —
Да не поднял глаз молодой боец.
Вот об землю царь стукнул палкою,
и дубовый пол на полчетверти
Он железным пробил оконечником —
Да не вздрогнул и тут молодой боец.
Вот промолвил царь слово грозное —
И очнулся тогда добрый молодец.

«Гей ты, верный наш слуга, Кирибеевич,
Аль ты думу затаил нечестивую?
Али славе нашей завидуешь?
Али служба тебе честная прискучила?
Когда входит месяц — звёзды радуются,
Что светлей им гулять по поднебесью;
А которая в тучу прячется,
Та стремглав на землю падает…
Неприлично же тебе, Кирибеевич,
Царской радостью гнушатися;
А из роду ты ведь Скуратовых,
И семьёю ты вскормлен Малютиной!..›

Отвечает так Кирибеевич,
Царю грозному в пояс кланяясь:
«Государь ты наш, Иван Васильевич!
Не кори ты раба недостойного:
сердца жаркого не залить вином,
Думу чёрную — не запотчеваты!
А прогневал тебя — воля царская;
Прикажи казнить, рубить голову,
Тяготит она плечи богатырские,
И сама к сырой земле она клонится».

И сказал ему царь Иван Васильевич:
«Да об чём тебе, молодцу, кручиниться?
Не истёрся ли твой парчовый кафтан?
Не измялась ли шапка соболиная?
Не казна ли у тебя поистратилась?
Иль зазубрилась сабля закалённая?
Или конь захромал, худо кованный?
Или с ног тебя сбил на кулачном бою,
На Москве-реке, сын купеческий?»

Отвечает так Кирибеевич,
Покачав головою кудрявою:

«Не родилась та рука заколдованная
Ни в боярском роду, ни в купеческом;
Аргамак мой степной ходит весело;
Как стекло горит сабля вострая;
А на праздничный день твоей милостью
Мы не хуже другого нарядимся.

Как я сяду поеду на лихом коне
За Москву-реку покатитися,
Кушачком подтянуся шёлковым,
Заломлю на бочок шапку бархатную,
Чёрным соболем отороченную, —
У ворот стоят у тесовыих
Красны девушки да молодушки
И любуются, глядя, перешёптываясь;
Лишь одна не глядит, не любуется,
Полосатой фатой закрывается…

На святой Руси, нашей матушке,
Не найти, не сыскать такой красавицы:
Ходит плавно — будто лебёдушка;
Смотрит сладко — как голубушка;
Молвит слово — соловей поёт;
Горят щёки её румяные,
Как заря на небе божием;
Косы русые, золотистые,
В ленты яркие заплетённые,
По плечам бегут, извиваются.
Во семье родилась она купеческой,
Прозывается Алёной Дмитревной».

(М.Ю. Лермонтов «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» )

Синтаксические нормы — урок. ЕГЭ, Русский язык.

Синтаксические нормы русского литературного языка

1. Понятие синтаксической нормы

Синтаксические нормы – это нормы, которые регулируют правила построения словосочетаний и предложений. Наряду с морфологическими нормами формируют грамматические нормы.

Синтаксические нормы регулируют как посторенние отдельных словосочетаний (присоединение определений, приложений, дополнений к главному слову), так и построение целых предложений (порядок слов в предложении, согласование подлежащего и сказуемого, употребление однородных членов, причастного и деепричастного оборотов, связь между частями сложного предложения).

2. Порядок слов в предложении

В русском языке порядок слов в предложении относительно свободный. Основным является принятый в нейтральном стиле прямой порядок слов: подлежащие + сказуемое:

Пример:

Студенты пишут лекцию.

Изменения в порядке слов зависят от актуального членения предложения – движения мысли от известного (темы) к новому (реме).

Пример:

Сравним: Редактор прочитал рукопись. – Рукопись прочитал редактор.

Изменения в порядке слов называется инверсией.

Инверсия – стилистический приём выделения отдельных членов предложения путём их перестановки.

Обычно инверсия используется в художественных произведениях:

Пример:

Судьбы свершился приговор (М.Ю. Лермонтов), Швейцара мимо он стрелой взлетел по мраморным ступеням (А.С. Пушкин).

Возможна и так называемая неоправданная инверсия – нарушение порядка слов в ущерб содержанию:

Пример:

Он отказался со всеми студентами участвовать в мероприятии (только: Он отказался участвовать в мероприятии со всеми студентами).

Неоправданную инверсию следует устранять путём использования прямого порядка слов.

3. Трудные случаи согласования подлежащего и сказуемого

Связь между подлежащим и сказуемым носит название координации и выражается в том, что подлежащее и сказуемое согласуются по своим общим категориям: роду, числу. Однако существуют и трудные случаи координации. Обычно в таких случаях подлежащее имеет сложную структуру – в него входит несколько слов.

 

1. Счётный оборот + существительное (двое студентов, пять часов и т.д.) Единств. число (подчеркивает общность, а также для числительных на 1). Множественное число (указывает на отдельность предметов).   

Пример:

В Олимпиаде участвуют / участвует двадцать пять студентов.

2. Слова: больше / меньше, много / мало / большинство / меньшинство, несколько (приблизительное количество) Единств. число
(подчеркивает общность, также для числительных на 1, также часто вместе с одушевленными сущ., также если есть слова только, лишь, всего).
Множественное число (указывает на отдельность предметов). 

Пример:

Большинство студентов уже сдали экзамен.
На экскурсию записалось только восемь отдыхающих.

3. Однородные подлежащие.  Единственное число (однородные подлежащие соединяются предлогом С). Множественное число (однородные подлежащие соединяются союзом И). 

Пример:

Спортсмен и тренер отправились на соревнования.
Директор с сотрудниками института подготовил этот проект.

4. Существительное + приложение. Согласуется с главным словом (то есть с существительным). 

Пример:

Журнал «Наука и жизнь» опубликовал серию материалов.
Студентка-химик проводила эксперимент.

4. Согласование определений с определяемым словом

Определение выражает характеристику предмета, чаще всего является прилагательным или причастием. Определение согласуется с главным словом по категориям рода, числа и падежа.

1) Определение + счётный оборот (= числительное + существительное).
Важна позиция, которую занимает определение!

• Определение впереди счётного оборота: в форме Именительного падежа.

Пример:

последние два года, новые пять писем, молодые три девушки

• Определение внутри счётного оборота: в Родительном падеже для существительных мужского и среднего рода, а для существительных женского рода – в Именительном падеже:

Пример:

два последних года, пять новых писем, три молодые девушки

 2) Однородные определения + существительное (обозначает похожие, но раздельные объекты):

• существительное в единственном числе, если предметы и явления тесно связаны по смыслу или имеют терминологический характер:

Пример:

В правой и левой половине дома. Промышленный и аграрный кризис.

• существительное во множественном числе, если нужно подчеркнуть различность предметов и явлений:

Пример:

Биологический и химический факультеты.

Любительский и профессиональный турниры.

3) Определение + однородные существительные: определение стоит в единственном числе или во множественном числе в зависимости от того, относится оно по смыслу к ближайшему слову или ко всему словосочетанию:

Пример:

Русская литература и искусство.
Способные ученик и ученица.

4) Определение + существительное с приложением: определение согласуется главным словом (то есть с существительным):

Пример:

новый вагон-лаборатория

5. Согласование приложений с определяемым словом.

Приложения имеет добавочное значение по отношению к существительному (профессия, статус, род занятий, возраст, национальность). По этой причине оно воспринимается как единое целое с существительным:
1) приложение, которое пишется через дефис, согласуется с определяемым словом: на новом диване-кровати.
2) приложения, которые пишутся отдельно от определяемого слова, не согласуются с определяем словом:

Пример:

в газете «Рабочий край».

Изменяется норма, связанная с согласованием географических названий.
Можно согласовывать с определяемым словом русские географические названия и названия на –ия:

Пример:

В городе Смоленске, в селе Горюхине, на реке Волге, в Республике Индии.

Однако нет такого согласования в случае с иноязычными географическими названиями и астрономическими названиями:

Пример:

В штате Техас, на горе Эльбрус, на планете Венера.

6. Особенности употребления однородных членов

1) Нельзя делать однородными членами неоднородные по смыслу слова.

Пример:

Неправильно: К тому времени у него уже была молодая жена и большая библиотека.

2) Нельзя делать однородными членами слова с родовым и видовым значением (только: род → вид!).

Пример:

Неправильно: Выпуск аппаратуры (родовое понятие), устройств и приборов (видовое понятие).

3) Нельзя делать однородными членами лексически и грамматически несочетаемые слова.

Пример:

Неправильно: Высказаны пожелания и выводы (только: Высказаны пожелания и сделаны выводы).
Контролировать и руководить работами (только: Контролировать работы и руководить ими).

4) Нельзя делать однородными членами грамматически и синтаксически разные слова (разные части речи, слово и часть сложного предложения).

Пример:

Неправильно: Книги помогают нам в учёбе и вообще узнавать много нового (только: Книги помогают нам в учёбе, дают возможность узнавать много нового).
Неправильно: Декан говорил об успеваемости и что скоро начинаются экзамены (только: Декан говорил об успеваемости и об экзаменах, которые скоро будут).

5) Если перед однородными членами есть предлог, его следует повторять перед каждым однородным членом.

Пример:

Сведения получены как из официальных, так и из неофициальных источников.

7. Употребления причастного и деепричастного оборотов

Необходимо соблюдать правила построения предложений с причастным и деепричастным оборотом:

1) Причастный оборот не должен включать в себя определяемое слово.

Пример:

Неправильно: Выполненный план заводом (только: план, выполненный заводом или выполненный заводом план).

2) Причастия согласуются с определяемым словом в форме рода, числа и падежа, а со сказуемым – в форме времени.

Пример:

Неправильно: Он пошёл по пути, проложенным его отцом (только: проложенному).
Неправильно: Выступающий с заключительным словом докладчик ответил на вопросы (только: выступивший).

3) Причастия не могут иметь формы будущего времени и не сочетаются с частицей бы.

Пример:

Неправильно: Студент, сумеющий скоро получить диплом.

Неправильно: Планы, нашедшие бы поддержку руководства.

В случае затруднения в коррекции предложения с причастным оборотом, предложение можно перестроить в СПП с придаточным определительным (с союзным словом который).

1) Действия сказуемого и деепричастного оборота выполняются одним субъектом.

Пример:

Неправильно: Проезжая мимо станции, у меня слетела шляпа (только: когда я подъезжал к станции, у меня слетела шляпа).

2) Деепричастный оборот не должен присоединяться к безличным и страдательным конструкциям.

Пример:

Неправильно: Открыв окно, мне стало холодно (только: открыв окно, я замерз).

В случае затруднения в коррекции предложения с деепричастным оборотом, предложение можно перестроить в СПП с придаточным обстоятельственного значения (с союзами когда, если, потому что).

Инверсия в английском языке

Прямой порядок слов в английском предложении не всегда соблюдается. Есть случаи, когда подлежащее ставится не перед сказуемым, а после него. Такой порядок слов называется обратным порядком слов, или инверсией в английском языке.

Инверсия употребляется (примеры):

1. В предложениях с оборотом there is/there are.

There is a round table in the middle of the room.

Посреди комнаты стоит круглый стол.

2. В предложении, которое вводит прямую речь, если оно (предложение) стоит после прямой речи.

«I haven’t seen you for ages», said my friend.

«Не видел тебя целую вечность»,— сказал мой приятель.

3. В предложении, начинающемся с обстоятельства (чаще с обстоятельства места), если подлежащее выражено существительным, а сказуемое — непереходным глаголом.

From the window came sounds of music.

Из окна раздавались звуки музыки.

4. В предложении, начинающемся с наречия here или there: если подлежащее выражено существительным.

Here are the gloves you are looking for.

Вот перчатки, которые ты ищешь.

Here comes our teacher.

Вот идет наш учитель.

There is your bag.


Вон (там) твой портфель.

НО: Если подлежащее выражено местоимением, сохраняется прямой порядок слов.

Here it is. Вот он (она, оно) (в значении: «вот, возьмите»).

Here he comes! Вот он идёт!

There she is!
Вот она!

5. В предложении, которое начинается с наречий или союзов (never — никогда, seldom — редко, little — мало, in vain — напрасно, scarcely — едва, not only — не только и др.)» когда они выделяются логически с целью эмоционального усиления высказывания.

В этих предложениях перед подлежащим стоит не сам глагол-сказуемое, а вспомогательный глагол для данного времени или модальный глагол.

In vain does she dye her hair.

Напрасно она красит свои волосы

Never in his life has he gone abroad.

Никогда в жизни он не ездил за границу.

Seldom can he come to see us.


Редко он может нас навещать.

6. В предложениях типа So did I, Neither do I — «И я
тоже».

— Every morning I take a shower. — Каждое утро я принимаю душ.

— So do I. — И я тоже.

— She didn’t read this book. — Она не читала эту книгу.

— Neither did I. — И я тоже.

7. В бессоюзных условных предложениях, если в состав сказуемого придаточного предложения входят глаголы was, were, had, could, should. Эти глаголы ставятся перед подлежащим.

Should need arise we shall ring you up.

Если возникнет необходимость, мы позвоним вам.

Had I seen this film I should have told you.


Если бы я видел этот фильм, я сказал бы тебе.

Читайте также:

Обстоятельство

Обстоятельства в английском языке — это второстепенные члены предложения, которые указывают, в каком месте, в какое время, каким образом или при каких обстоятельствах (когда, где, почему, зачем и т.д.) совершается действие или имеет место то или иное состояние.

Урок русского языка 11 класс «Порядок слов в предложении. Инверсия». (Подготовка к ЕГЭ) | План-конспект урока по русскому языку (11 класс) по теме:

Урок русского языка в 11 классе.

Тема урока: Порядок слов в предложении. Инверсия.

(Подготовка к ЕГЭ)

Цель и задачи  урока:

— обобщить и закрепить знания обучающихся о понятиях «прямой и обратный порядок слов в предложении», законах инверсии и логического ударения;

-развить навык логического чтения; развить умения связно излагать мысли, развить умение использовать знания по синтаксису для выполнения заданий ЕГЭ;

– воспитывать языковой вкус через средства выразительности речи.

Тип урока: обобщение, повторение и систематизация изученного

Оборудование: компьютер, экран, мультимедиа, доска.

Ход урока

1.Орг.момент.

Здравствуйте, ребята! Сегодня мы с вами на уроке обратимся к разделу языкознания, изучающему строение и значение словосочетаний и предложений, поскольку эта тема входит в одно из заданий Единого Государственного Экзамена. При анализе результатов пробного ЕГЭ, который вы сдавали в октябре месяце, оказалось , что этой темой вы не владеете в полной мере, что не дает вам возможности успешно выполнять предлагаемые на ЕГЭ в части А задания.

2.Синтаксическая разминка.

Не, посадил, старика, на, осла, он.

– Составьте из этих слов столько предложений русского языка, сколько возможно, если менять только порядок слов, не меняя формы.

Например, Можно: «Он не осла посадил на старика» (изменен только порядок слов). «Он не посадил старика на осла».  Нельзя: «Он старика посадил на осла не» (в русском языке отрицательная частица не может быть последним словом в предложении). Нельзя: «Он не посадит осла на старика» (изменена форма глагола).

   3. Актуализация знаний

  1. Что вы знаете о порядке слов в русском предложении? (В русском предложении порядок слов считается свободным.)
  2. Какие изменения влечет перестановка членов предложения? (Всякая перестановка членов предложения связана с большим или меньшим изменением его значения или стилистических оттенков высказывания.)
  3. Какую роль выполняет порядок слов в предложении и от чего зависит порядок слов? (Синтаксическую и стилистическую. Порядок слов зависит от цели высказывания.)

Синтаксические нормы – это нормы построения синтаксических конструкций – словосочетаний и предложений.

  1. Вспомните, какие  ошибки можно допустить при построении предложений?

Классификация ошибок (Презентация)

  1. Ошибки в предложениях с однородными членами

Типы ошибок

Примеры с ошибками

Правильные примеры

Соединение в одном ряду видовых и родовых понятий

В лодке лежали караси, сазаны, лещи, рыба

В лодке лежала рыба: караси, сазаны, лещи

Соединение в одном ряду скрещивающихся понятий

По улице шли солдаты, мужчины и женщины

По улице шли солдаты

Соединение в одном ряду логически несовместимых понятий

Демонстранты шли с плакатами и радостными лицами

Демонстранты шли с плакатами

Смешение компонентов двойных союзов – создание неправильной пары союзов

Хорошо отвечали на экзамене как одиннадцатиклассники, а

также учащиеся девятых классов

Хорошо отвечали на экзамене как

одиннадцатиклассники, так и учащиеся девятых

классов

Пропуск предлога

Группы туристов можно встретить на улицах, площадях, скверах

Группы туристов можно встретить на улицах, площадях, в скверах

Употребление сказуемых, управляющих разными падежами, при одном

зависимом слове

Во время войны народ надеялся и верил в победу

Во время войны народ надеялся (на кого? на что?)

на победу и верил ( в кого? во что?) в неё

Нарушение однородности понятий

Мы любим футбол и стрелять

Мы любим футбол и стрельбу

Нарушение согласования в падеже членов однородного ряда и обобщающего слова

В форуме принимали участие представители различных стран: Англия, Франция, Бельгия

В форуме принимали участие представители различных стран: Англии, Франции, Бельгии)

2.Ошибки в предложениях с причастным оборотом

Следует обратить внимание на согласование определения, выраженного причастным оборотом, с определяемым словом.

Типы ошибок

Примеры с ошибками

Правильные примеры

Разрыв причастного оборота с

определяемым словом

Приготовленные оладьи мамой были

необыкновенно вкусны

Оладьи, приготовленные мамой, были

необыкновенно вкусны.

Приготовленные мамой оладьи были

необыкновенно вкусны

Нарушение согласования причастия с

определяемым словом

Воздух был пропитан острым запахом моря и жирными испарениями земли, незадолго до вечера смоченными дождем

Воздух был пропитан острым запахом моря и жирными испарениями земли, незадолго до вечера смоченной дождем

Замена страдательных причастий

действительными

Задание, выполняющееся нами, не вызывает особых затруднений

Задание, выполняемое нами, не вызывает особых затруднений

Нарушение однородности

синтаксических элементов

предложения

Дождь, ливший с утра и который напоил землю, очень выручил хлеборобов

Дождь, ливший с утра и напоивший землю, очень выручил хлеборобов

Определяемое слово не должно разрывать причастный оборот

Приехавшие родственники из Сибири остановились у нас

Приехавшие из Сибири родственники остановились у нас или Родственники, приехавшие из Сибири, остановились у нас

3.Ошибки в построении сложноподчиненных предложений

Типы ошибок

Примеры с ошибками

Правильные примеры

Неверное присоединение придаточной части, создающее неоднозначность

восприятия

Лошади казаков, которые были покрыты пеной, с

трудом взбирались по горной тропе

Казачьи лошади, которые были покрыты пеной, с трудом взбирались по горной тропе

Нарушение грамматической формы

союзного слова в придаточной части

Весной вернулись в село юноши, которыми

служили в армии

Весной вернулись в село юноши, которые

служили в армии

4.Ошибки в употреблении предлогов

Типы ошибок

Примеры с ошибками

Правильные примеры

Ошибки в употреблении предлогов  благодаря, согласно, вопреки

Благодаря доктора больной поправился.

Поезд прибыл согласно расписания.

Вопреки прогноза погода была прекрасной.

Благодаря (кому?) докторУ больной поправился. Поезд прибыл согласно (чему?) расписаниЮ. Вопреки

(чему?) прогнозУ погода была прекрасной

Предлоги благодаря, согласно, вопреки  (кому? чему?) управляют Д.п.

Ошибки в употреблении предлога «по»

По завершениЮ учебного года мы поедем в Крым. По приездУ в санаторий нужно проконсультироваться у врача.

По завершениИ учебного года мы поедем в Крым. По приездЕ в санаторий нужно проконсультироваться у врача.

Скучать (по ком?) по Вас, по нас. Скучать (по кому?) по нему

Предлоги в меру, в течение, в продолжение, в силу, в заключение, в виде, по причине, наподобие, посредством (кого? чего?) управляют Р.п.

Предлоги подобно, наперекор (кому? чему?) управляют Д.п.

Уплатить, заплатить ( за что?) за проезд; оплатить (что?) проезд

уверенность (в чём?) в победе; вера (во что?) в победу

5.Имена собственные в предложении

Названия книг, газет, журналов и т.п., заключенные в кавычки, не изменяются, если относятся к нарицательному существительному: Об этом писали в газете «Аргументы и факты». Интервью для газеты «Аргументы и факты». Материалы опубликованы газетой «Аргументы и факты» Неправильно: Об этом писали в газете «Аргументах и фактах».

Если же нарицательного существительного нет, имя собственное может изменяться: В «Аргументах и фактах» была заметка об этом случае.

6. Деепричастные обороты: А) Получив игрушку, ребенок успокоился. Б) Ребенок, получив игрушку, успокоился. В) Ребенок успокоился, получив игрушку. – Сильнее всего причина выражена в 1-м примере, слабее – в последнем.

7.Неоправданная инверсия

Типы ошибок

Примеры с ошибками

Правильные примеры

Неоправданная инверсия

Глаза его прикрывали стёкла очков

Стёкла очков прикрывали его глаза

8.  Прямой порядок слов: 

1) подлежащее предшествует сказуемому (Дождь идёт)

2) согласованное определение стоит перед определяемым словом (холодный дождь)

3) несогласованное определение стоит после определяемого слова (листья дуба)

4) дополнение стоит после управляющего слова (вымочил листья)

5) обстоятельство образа действия стоит перед глаголом-сказуемым (сильно льёт)

9. Обратный порядок (инверсионный характер) предложения определяется местом слова в предложении и положением связанных между собой членов предложения по отношению друг к другу. Выигрышным, значимым оказывается тот член предложения, который выносится в начало или, наоборот, отодвигается в конец предложения:

Например,

Сметливость его и тонкость чутья меня поразили. (А. Пушкин.) Чуден Днепр при тихой погоде… (Н. Гоголь.) С радостью принял он эту весть.

4.Совершенствование и формирование умений и навыков.

  1. Назовите сферу употребления предложений с прямым и обратным  порядком слов. (Прямой порядок характерен для речи научной и публицистической, обратный чаще используется в речи разговорной и в произведениях художественной литературы.)

Обратимся к предложениям (предложения взяты из сборника ЕГЭ по русскому языку) и постараемся выполнить к ним задания.

Прочитайте предложения, исправьте ошибки. Запишите предложения в исправленном виде  и  подчеркните главные члены предложения.

 1. Образ Татьяны наиболее близок автору, которая, по его мнению, является идеалом русской женщины.

 2. Но однажды Галя понимает, что ее художник не любит.

 3. Татьяна молода и наивна, воспитанная на романах.

 4. Раскольников пролил кровь и за что должен расплачиваться.

 5. Он даже обретает веру среди природы, которую потерял среди людей.

 6. Перед нами пример людей того времени высшего света.

 7. Атлантида – давно погибшая цивилизация из-за гордыни.

Упражнение (устно). Прочитайте стихотворение А.К.Толстого. Определите стиль и тип речи. К какому виду описаний, известных вам, можно отнести этот текст?

          Осень! Обсыпается весь наш бедный сад,

          Листья пожелтелые по ветру летят,

          Лишь вдали красуются, там на дне долин,

          Кисти ярко-красные вянущих рябин.

  1. Постарайтесь выбрать такую интонацию при чтении, которая соответствовала бы содержанию, ритму и форме стихотворения.
  2. Отчего зависит выбор интонации?
  3. Определите, прямой или обратный порядок слов использует автор в произведении
  4. С какой целью использует  автор в описании осенней природы инверсию?

5.Закрепление.

В качестве тренировочного упражнения воспользуемся тестовым заданием, которое поможет определить уровень подготовки к ЕГЭ по теме «Порядок слов в предложении, интонация, логическое ударение»

Тест по теме: «Порядок слов в предложении, интонация, логическое ударение»

1. В каком предложении нарушен порядок слов?

А) Облака надвигались друг на друга.

Б) Он очень выразительно читает стихи.

В) Наставник не всегда беседует с учеником, хотя это очень важно в процессе обучения.

Г) В последнее время появилось много новых аббревиатур.

2. В каком предложении грамматическая ошибка, вызванная нарушением порядка слов, привела к искажению смысла?

А) По дороге в школу я часто встречаю людей, спешащих на работу.

Б) На стендах расклеены афиши и плакаты о выступлениях И. Эренбурга на немецком, французском, польском и других языках.

В) Многие сотрудники этого рекламного агентства приехали из России.

Г) В августе в конференц-зале пройдет встреча писателя с почитателями его таланта.

3. Найдите предложения с инверсией  определения.

А) За далекими буграми волчица перешла на шаг и поползла.

Б) Им всем хотелось сказать одно только какое-то слово прекрасное.

В) Но дождик в этот раз меня не послушался.

Г) Глинистая почва только кое-где покрыта сизоватой полынкой.

4. Найдите предложения с инверсией сказуемого.

А) Все последние дни мама волновалась.

Б) Этой весной снег в густых ельниках еще держался и в конце апреля.

В) Я смотрел, как осторожно пробирается барсук у стволов деревьев.

Г) Обычно они селились в глухих местах, возле болот, рек, ручьев.

5. Найдите предложения с инверсией сказуемого и определения.

А) Торопливый звон посыпался по комнате, закатился под книжный шкаф и затих.

Б) Оделся же Митраша в отцовскую старую куртку.

В) Кислая и очень полезная для здоровья ягода клюква растет в болотах летом.

Г) Вместе с этим богатством досталась, однако, детишкам бедным и большая забота о всех живых существах.

КЛЮЧ: 1. — Г)  2. — Б)  3. — Б)  4. — В)  5. – Б,Г)

6.Подведение итогов урока. Оценки.

  1. Какую роль выполняет порядок слов в предложении?
  2. Какую стилистическую функцию выполняет обратный порядок слов?

7. Домашнее задание: задания А6 из сборника ЕГЭ (варианты 1-5)

8. Рефлексия:

Этот урок помог (не помог) мне …

Задание 4. Прочитайте предложения. Исправьте ошибки, вызванные нарушением порядка слов в предложении.

1. Я не могу ни полностью согласиться с вами, ни с вашим оппонентом.

2. Прочитанный мною текст показался интересным.

3. Всесторонне использовались возникающие ситуации на производстве.

4. Подготовленная программа студентами получила международный грант. ___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Задание 5. Прочитайте предложения, найдите ошибки в употреблении деепричастных оборотов. Отредактируйте предложения.

1. Безопасность полётов может быть повышена, выполняя предъявляемые к перевозкам требования.

2. Рассмотрев претензии клиентов, было решено приостановить деятельность организации.

3. Транспортные услуги осуществляются перевозчиками, обеспечивая безопасность пассажиров и сохранность багажа.

4. Выезжая за границу, у туристов зачастую отсутствует медицинская страховка. 5. Изучая проблемы современного технического образования, учёными были получены очень интересные результаты.

6. Говоря об успехах университета, ректору следует указать и на некоторые недостатки.

_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Задание 6. В официально-деловых текстах часто используются цепочки несогласованных определений. Неоправданное употребление таких конструкций затрудняет понимание текста. Найдите в приведённых ниже предложениях цепочки несогласованных определений, отредактируйте предложения, где это необходимо. (УСТНО)

1. Приоритетным является обеспечение повышения жизненного уровня населения нашей страны.

2. В ОАЭ женщинам запрещается находиться в местах пребывания членов религиозных сообществ традиционалистского толка различных арабских государств в одежде, открывающей шею, руки и колени.

3. Целью партии является участие в политической жизни общества посредством влияния на формирование политической воли граждан.

4. Авиационные страховщики не могут оставаться в стороне от решения вопросов обеспечения безопасности полётов на воздушном транспорте.

 

Задание 7. Однородные члены предложения, соединённые союзом и должны иметь одинаковое управление. Если однородные члены имеют разное управление, необходимо указывать объект после каждого из них. Найдите в следующих предложениях ошибки в употреблении однородных членов предложения, отредактируйте предложения.

1. Целью данной организации является выявление и указание на нарушения работе предприятий.

2.  Первостепенной задачей является корректировка и наблюдение за развитием передовых технологий.

3.  Запрещается приносить в компьютерный класс и пользоваться посторонними носителями информации.

4.  Страховой рынок выявляет и реагирует на нарушения повышением тарифов и ужесточением условий страхования.

5.  Необходимо обратить внимание и занести в протокол все выявленные случаи нарушения установленных правил.

6.Организация и участие в избирательной компании финансируется средствами самого депутата.



7. Страховой рынок выявляет и реагирует на нарушения повышением тарифов и ужесточением условий страхования.

_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Задание 8. Координация – особый вид связи главных членов предложения (сказуемого и подлежащего). В результате координации формируется предложение. Характер координации определяется способом выражения подлежащего, порядком слов в предложении, наличием или отсутствием при подлежащем зависимых слов, формой и семантикой последних. Отредактируйте предложения, согласовав главные члены между собой.

 

1. Масса выпускников побывали на дне открытых дверей нашего университета. 2. При написании реферата использованы только три статьи.

3. Миллион тетрадей поступили на оптовую базу.

4. На съезде присутствовало 117 делегатов, причём большинство из них были представителями отдельных районов.

 5. Из трёх лет, запланированных на написание диссертации, полтора ушли на сбор библиографии.

_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

 

Задание 9. Отредактируйте предложения, используя типичные языковые конструкции официально-делового стиля.

Конструкции Пример употребления
Ввиду (чего) Ввиду срочного отъезда из города
В силу (чего) В силу отсутствия средств
Вследствие (чего) Вследствие изменения расписания
За неимением (чего) За неимением средств на покупку…
По причине (чего) По причине болезни
Согласно (чему) Согласно утвержденному плану
В связи (с чем) В связи с отсутствием
Благодаря (чему) Благодаря помощи коллег
За недостатком (чего) За недостатком средств
В целях (чего) В целях решения этой задачи…
Во исполнение (чего) Во исполнение приказа
В соответствии (с чем) В соответствии с договоренностью
По причине (чего) По причине болезни

Образец: В связи с тем что я должен срочно уехать…- В связи со срочным отъездом…

1) Из-за того что я должен срочно ехать на родину…

2) Так как я болел в течение целого семестра…

3) Вследствие того что я опоздал на вокзал…

4) Поскольку расписание движения поездов было изменено…

5) Из-за того что я не имею денег на покупку билетов на самолет…

6) В силу того что у меня нет достаточного количества денег на лечение…

7) Прошу предоставить мне отпуск без сохранения содержания из-за состояния здоровья.

8) Хочу Вам сообщить, что график поставки товара не соблюдается.

9) Чтобы исполнить приказ ректора, курить в здании строго запрещается.

10) Для того чтобы решить эту задачу, необходимы дополнительные средства.

_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Раздел 4. Деловые документы

Электрофизиологическое исследование ответов на белые вопросы

Brain Lang. Авторская рукопись; доступно в PMC 2014 30 июня.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC4075179

NIHMSID: NIHMS586097

H. Wind Cowles

University of Florida

Robert Kluender

UC Мария Полински

Калифорнийский университет в Сан-Диего

Х. Винд Коулз, Университет Флориды;

Автор для переписки: Х.Wind Cowles, Университет Флориды, лингвистика, Box 115454, Gainesville, FL 32611, [email protected], телефон: 352.392.0639 x241 Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Brain Lang. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья. .

Abstract

В этом исследовании изучается реакция мозга на нарушения информационной структуры в парах wh, -вопрос-ответ, с особым упором на нарушения распределения фокуса в it -clefts ( Это королева заставила замолчать банкира ) .Было обнаружено два типа ответов ERP в ответах на wh, -вопросы. Во-первых, все слова в позиции отметки фокуса (расщелина) вызвали большую положительную характеристику (P3b) составляющих последнего предложения, как и последние слова этих предложений, что предполагает, что сфокусированные элементы могут вызывать эффекты интеграции, подобные тем, которые наблюдаются в предложении. конец. Во-вторых, фокусировка на неподходящем референте вызвала меньший, похожий на N400 эффект. Результаты показывают, что понимающие активно используют подсказки структурного фокуса и ограничения на уровне дискурса во время онлайн-обработки предложений.Эти результаты, основанные на зрительных стимулах, отличались от реакции мозга на нарушения слухового фокуса, на которые указывает акцент высоты тона (Hruska et al. 2000), но сходны с ответами мозга на вновь введенные референты дискурса (Bornkessel et al. 2003).

В этой статье исследуется вклад информационной структуры в обработку предложений путем исследования того, какие типы ответов ERP возникают, когда фокус неправильно назначается через синтаксическую структуру. Например, ответы, которые докладчики дают на wh, -вопросы типа, показанного в (1), ограничены не только с точки зрения их пропозиционального содержания, но также с точки зрения того, как этот контент упакован.(1a) является приемлемым (хотя и несколько многословным) ответом на вопрос, а (1b) — нет, несмотря на то, что оба ответа предоставляют одинаковую информацию, а именно, что причиной поедания салата были кролики.

Таким образом, принципиальное различие заключается не в содержании ответа, а в форме, в которой он представлен.

Этот простой пример показывает, что ответы на вопросы wh ограничены информационной структурой, а именно разделением контента на темы и фокус.Информативная часть ответа на вопрос wh должна представлять новую или недавно активированную информацию и, таким образом, иметь статус фокуса. Конструкции расщелин, в частности, подобные тем, что показаны на (1a) и (1b), обеспечивают средства идентификации элемента в позиции с зацеплением как фокус (например, Rochemont 1986; Lambrecht, 2001), и это показано в примере с помощью подчеркивание.

Знание природы реакции мозга на нарушения информационной структуры может дать нам лучшее понимание процессов, лежащих в основе понимания категорий информационной структуры, таких как фокус; он также может дать представление о функциональном значении вызываемой реакции мозга.Например, если ответы на вопросы wh , нарушающие ограничения фокуса, должны были вызвать увеличение амплитуды N400 (Kutas & Hillyard, 1980), это стало бы доказательством того, что N400 чувствителен не только к лексико-семантическим, морфо-морфологическим параметрам. синтаксическая, прагматическая и всемирная информационная информация (например, van Berkum, Hagoort & Brown, 1999; Federmeier & Kutas, 1999; Hagoort, Hald, Bastiaansen & Petersson, 2004, Hopf, Bayer, Bader & Meng, 1998; Frisch & Schlesewsky, 2001 , 2005; Bornkessel, McElree, Schlesewsky, & Friederici, 2004), но также сосредоточить внимание на различиях, закодированных в информационной упаковке высказывания.

Лингвистический фон

Фокус обычно определяется как та часть высказывания, которая вводит новую или недавно активированную информацию в текущий дискурс. Поскольку статус информации как «новой» часто расплывчат и открыт для вопросов, фокус можно определить оперативно как правильно сформулированный ответ на вопрос wh — (или информационный) (например, Lambrecht 1994; Rochemont, 1998; Selkirk, 1996). Таким образом, фраза wh вводит открытую переменную, которая связывает фокус удачного ответа.Несколько более неформально, фраза wh открывает пустой слот в представлении дискурса, созданном слушателем, и этот слот затем заполняется основной частью ответа. Например, в (1b) выше, салат не может иметь статус фокуса, потому что он не может быть привязан к фразе wh . Другими словами, вопрос в (1) спрашивает об агенте события поедания салата, и очевидно, что салат не ел сам себя. Напротив, кролики, олени или даже ранее не упомянутые сущности могут иметь статус фокуса в ответе в той степени, в которой их можно рассматривать как поедателей салата.

Фокус реализуется разными, зависящими от языка способами, и обычно в языке используется несколько способов кодирования фокуса (Lambrecht, 1994; Lambrecht & Polinsky, 1997; Kiss, 1998). В английском языке, например, фокус может быть отмечен с помощью определенных просодических контуров, как показано в (2), где акцент высоты звука (обозначенный заглавными буквами) на кроликах создает удачный ответ в (2a), в то время как размещение символа основной акцент на салате в (2b) нет.

В английском языке focus может также выражаться синтаксически различными способами.Одна конкретная конструкция на английском языке для кодирования фокуса — это так называемая « it -cleft» (Ross, 1986: 233-234), как показано в (1).

В этом исследовании рассматривается обработка фокуса, воплощенная в it -clefts, например (1a), Салат ели кролики. Синтаксически эту конструкцию можно рассматривать как связанную со структурой типа То, [который] ел салат, были кролики , 1 , разделенные на субъект, измененный относительным предложением, или просто относительным предложением в позиции субъекта ( То [который] ел салат ) и предикатная фраза ( было кроликов ). — это -плевая версия этого предложения разделена аналогичным образом, с тем же округом; однако в этом случае предикатная фраза ( Это были кролики ) предшествует относительному предложению подлежащему (, который ел салат ) в линейном порядке предложения.

Обратите внимание, что заглавное существительное предикатной фразы ( кроликов ) может вызывать определенные эффекты обработки, поскольку именно в этот момент понимающий может сначала интегрировать новую информацию, относящуюся к референту этого NP, в более крупную модель дискурса кто что и с кем сделал (или, точнее в данном случае, что что и с чем сделал).Эти конструкции расщелины, как известно, наиболее удачны в тех случаях, когда фокус контрастирует, то есть когда фокус выделяет одну сущность, исключая другие возможности (например, это были кролики, а не белки — или олень, или любой другой животное — съевшее салат). Поэтому в этой статье мы будем иметь дело, в частности, с контрастным фокусом.

Отображение эффектов обработки на возможные реакции мозга

Давайте рассмотрим, какой может быть природа этих эффектов обработки и как они могут отражаться в ответах мозга.Во-первых, давайте рассмотрим общие свойства ответа it -cleft на вопрос в (1). В контекстах, где точный ответ можно ожидать на основе предшествующей дискурсивной информации, вполне возможно, что понимающие ожидают, что конкретный референт дискурса окажется в фокусе. Однако, учитывая, что вопросы обычно задают для получения ранее неизвестной информации, можно с уверенностью предположить, что случаи, когда точный ответ уже ожидается, относительно редки.В более распространенных обстоятельствах, когда у понимающего вряд ли есть четкие ожидания относительно сфокусированного референта, он / она должны, тем не менее, иметь четкие ожидания относительно того, где в ответе будет представлена ​​такая информация, и на чем не может быть фокус ответа не может быть .

На мгновение отвлекаясь от языковых проблем, подобные ожидания относительно общих параметров доставки информации были одними из самых ранних объяснений (Sutton, Braren, Zubin & John, 1965) для компонента P300 или P3b, центропариетальной положительности с латентность примерно от 250 до 800 мсек после появления стимула.Таким образом, более широкий взгляд на обработку информации, не ограниченный языковыми контекстами, предполагает, что доставка информации такого рода, то есть статус фокуса в ответе на вопрос wh , может быть проиндексирована компонентом P300 или P3b.

Это предположение подтверждается результатами исследования влияния предшествующего вопроса wh на предпочтительное (субъект-объект-глагол [SOV]) и нежелательное (объект-субъект-глагол [OSV]) слово. варианты заказа на немецком языке (Bornkessel, Schlesewsky & Friederici, 2003).Следуя широкому спектру контекстов вопросов wh (в этом случае манипулирование маркировкой и порядком слов происходило в отношении как целевых предложений SOV, так и OSV), Bornkessel et al. последовательно наблюдаемая положительность между 280 и 480 мс в ответ на введение любого нового референта дискурса, который мог бы заполнить свободный промежуток, введенный фразой wh в предыдущем вопросе, и, таким образом, служить центром ответа. Это было верно независимо от того, соответствовал ли сфокусированный референт предыдущей фразе wh в функциях разметки регистра (т.е., именительный падеж [ wer , «кто»] против винительного падежа [ wen , «кто»]), и, следовательно, в распределении тематических ролей и грамматической функции. Bornkessel et al. предварительно интерпретировали этот положительный ответ как P3b, хотя они были обеспокоены тем фактом, что тот же ответ был вызван последним глаголом целевого предложения, в котором новый фокус (соответствует фразе wh в предыдущем вопросе) был представлен. Это было сочтено проблематичным, потому что лексическое содержание глагола уже было обеспечено предыдущим wh -вопросом и, следовательно, не могло рассматриваться как вновь сфокусированная информация так же, как вновь введенный референт дискурса.Хотя они предполагали, что, как и отдельные референты дискурса, весь ответ может потребовать контекстной интеграции при введении глагола, Bornkessel et al. пришли к выводу, что, если позитивность, выявленная в их исследовании, действительно была P3b, она не могла быть ответом, общим для предметной области, поскольку она должна была бы быть чувствительной к интеграции различных типов лингвистической информации (то есть как аргументов, так и целых утверждений) в этом способ.

На это общее представление обработки информации для маркировки лингвистического фокуса накладываются дополнительные требования к обработке, связанные с нарушениями назначения фокуса, как показано в (1b).(1b) идеально грамматический и представляет прагматически правдоподобную информацию о том, что было съедено; это только неудачный ответ на конкретный вопрос wh в (1) поиск информации о том, кто ел. Неприемлемость предложений типа (1b) может, таким образом, возникать из-за неправильных лингвистических отношений по ряду различных причин: (а) из-за неправильной пометки фокуса, когда он помещен на неправильный референт, (б) из-за несоответствия между назначением фокуса и предыдущим контекста, (в) из-за нарушения тематического назначения ролей, (г) из-за несовпадения синтаксических позиций, зарезервированных для сфокусированных составляющих, с элементами, которые не имеют фокуса, или (д) из-за переворота прагматических отношений правдоподобия.Мы обсудим каждую из этих возможностей по очереди ниже.

Неправильная маркировка фокуса: нет эффектов ERP?

Что касается возможности (а) выделения неправильного референта для определения фокуса, немецкое исследование ERP с использованием устных материалов (Hruska, Steinhauer, Alter & Steube, 2000) показало, что такая несоответствующая маркировка не является причиной сбоев в работе. строчная (устная) обработка предложений. В этом исследовании изучалась неправильная расстановка фокуса с помощью тонального акцента в ответах на вопросы wh (см. (2a и 2b) выше).Пример работы Hruska et al. стимулы, слова с тональным ударением показаны заглавными буквами.

Таблица 1

Состояние Стимулы
NP-focus:
Match
Wem verspricht Peter zu arbeiten? Peter verspricht ANNA zu arbeiten
Кем Петр обещает работать? Питер обещает АННЕ работать…
NP-focus:
Несоответствие
Wem verspricht Peter zu arbeiten? Peter verspricht Anna zu ARBEITEN
Кем Петр обещает работать? Петр обещает Анну РАБОТАТЬ…
VP-focus:
Match
Был verspricht Peter Anna zu tun? Peter verspricht Anna zu ARBEITEN
Что Петр обещает сделать Анне? Петр обещает Анне РАБОТАТЬ…
VP-focus:
Несоответствие
Был ли verspricht Peter Anna zu tun? Peter verspricht ANNA zu arbeiten
Что Петр обещает сделать Анне? Питер обещает АННУ работу

Когда участники встречали фразы, которые должны были быть просодически отмечены как фокус, но не были (выделены жирным шрифтом), на этой фразе была выявлена ​​большая апостериорная негативность, за которой следовало длинная задняя положительность.И наоборот, когда участники впервые столкнулись с фразами с тональным акцентом, которые можно было бы ожидать как , а не , в качестве фокуса на основе предшествующего контекста (показанного подчеркиванием), не было выявлено надежного эффекта ERP. Таким образом, могло показаться, что неправильная маркировка чего-либо как фокуса не вызвала каких-либо наблюдаемых изменений в нейронной обработке на коже черепа, в то время как отсутствие маркировки фокуса там, где это ожидалось, вызывало заметный эффект ERP скальпа.

Применяя эти результаты ERP к неудачным it -сколевым конструкциям (1b), синтаксическая структура неправильно отмечает фокус на том, что не должно иметь статуса фокуса ( салат ).Однако, поскольку референт, который должен был быть синтаксически помечен для фокуса (и, следовательно, информативная часть ответа в отношении предыдущего вопроса, а именно… , что кролики съели ), еще не встречен, существенной обработки может не быть. срыв на салата . Другими словами, если неприемлемость (1b) связана с отсутствием синтаксической маркировки фокуса на соответствующем референте ( кроликов ), а не с синтаксической маркировкой фокуса на неправильном референте ( салат ), Hruska’s et al.результаты предсказывают, что не должно быть заметной разницы в записи ERP при чтении салата , но что такая разница должна появиться позже, когда встречается кроликов .

Хотя это предсказание логически следует из результатов Hruska et al. (2000), оно несовместимо с полностью инкрементным взглядом на обработку предложений (см. MacDonald, Pearlmutter & Seidenberg, 1994; Sedivy, Tanenhaus, Chambers & Carlson, 1999), согласно которому значение любого данного слова и синтаксические роли обрабатываются и / или назначаются немедленно, когда оно появляется, а не буферизуются для последующего анализа, даже при двусмысленности.Инкрементальная обработка предложений предоставляет альтернативный способ размышления о том, как обрабатываются ответы на вопросы, подобные тому, что в (1), а именно в терминах ограничений для следующих слов или их референтов. Поскольку вопрос в (1) представляет собой вопрос wh , который, в частности, ищет личность неизвестного агента действия, агент становится ожидаемым информационным центром ответа. В (1a) это ожидание выполняется с помощью элемента, который может служить фокусом ( кроликов, ) и синтаксически помечен как таковой путем помещения в расщелину.Однако в (1b) это ожидание не оправдывается, и салат — элемент, который не может служить фокусом при предпосылках, наложенных контекстом, — синтаксически помечен, как если бы он был фокусом. Если система понимания по мере развертывания предложения понимает, что имеет дело с конструкцией с расщелиной it , тогда у нее должны развиться ожидания относительно идентичности возможных слов, которые могут появиться в расщепленной позиции, или (как минимум) об особенностях слов, которые могли там появиться.В частности, следует ожидать, что оленей или кроликов (или какой-либо другой, пока не названный, одушевленный, вероятный агент поедания салата) будут отмечены фокусом в расщелине. Таким образом, можно ожидать, что нарушение этого ожидания в этой позиции предложения приведет к нарушению текущей обработки или затруднению интеграции слова, которое встречается там, в текущее представление предложения. Таким образом, инкрементный взгляд на обработку предложения предсказал бы немедленную реакцию мозга на слово салат в (1b), а не отложенную реакцию в какой-то момент позже в предложении.

Возможность отсроченной реакции на неконгруэнтное условие также, по-видимому, сначала следует из возможности того, что понимающие могут предположить, что продолжение может быть в конечном итоге приемлемым, что может произойти, если предложение продолжается таким образом, который противоречит сделанному предположению. на вопрос wh (что салат действительно был в саду), как показано в (3) ниже.

Таким образом, вместо того, чтобы дать ответ на вопрос, он отрицает часть информации, предполагаемой вопросом.Однако эта возможность, создавая приемлемое предложение в этом контексте, также создает дополнительную работу для понимающих, поскольку теперь они должны изменить существующую информацию в своей модели дискурса, обновив местоположение съеденного салата. Таким образом, даже в этом случае сложность обработки будет предсказана для существительного с расщелиной в (3): салат просто не подходит для решения вопроса wh в том виде, в каком он поставлен, и он может стать подходящим только при опровержении этот вопрос каким-то образом, а не (или в дополнение) к ответу на него.

Несоответствие между назначением фокуса и предшествующим контекстом: эффекты N400?

В соответствии с инкрементным взглядом на обработку предложений, мы подошли к рассмотрению второго возможного источника неприемлемости в (1b), а именно несоответствия между назначением фокуса и предшествующим контекстом. Влияние внепланового контекста на обработку предложений хорошо задокументировано: несколько исследований ERP показали, что чувствительные к языку компоненты, такие как N400 и левая передняя негативность (LAN), могут модулироваться предшествующим дискурсом ( e.грамм. , van Berkum, Hagoort & Brown, 1999). N400 характеризуется относительной отрицательностью, которая, как правило, кзади с немного правым или двусторонним распределением, начиная примерно через 200 мсек после появления стимула с пиком в 350-400 мсек. Считается, что это индекс процессов, лежащих в основе лексического доступа и контекстной интеграции (Brown & Hagoort, 1993; Kutas & Federmeier, 2000). Его амплитуда чувствительна к ряду факторов, включая те, которые связаны с контекстными ограничениями и отношением данного слова к тому, что наиболее вероятно или ожидается в процедурах закрытия офлайн (Kutas & Hillyard, 1984; Kutas & Federmeier, 2000; см. Kutas & Van Petten, 1994 для обзора).В контексте дискурса, предложения, которые были бы разумными в отдельности, тем не менее, как было обнаружено, вызывают более крупные ответы N400, когда они встречаются в более широких контекстах дискурса, в которых они были менее ожидаемыми или аномальными (например, Federmeier & Kutas, 1999; van Berkum, Zwitserlood, Hagoort & Браун, 2003). Таким образом, есть веская причина ожидать, что наличие предшествующего wh -запроса может аналогичным образом ограничить обработку грамматического it -cleft, чтобы сделать его неприемлемым в контексте, тем самым вызывая N400, вызванный не знакомыми семантическими ограничениями, но ограничениями на основе информационной структуры, отражающими зависимость между вопросом wh и ответом на него.

Однако ожидания, порождаемые семантическими ограничениями, не обязательно совпадают с типами ожиданий, мотивированных соображениями структуры информации. Семантический контекст постепенно ограничивает диапазон возможных ожиданий предстоящих слов в предложении (Kutas & Hillyard, 1984; Van Petten & Kutas, 1990) или дискурсе (Federmeier & Kutas, 1999; van Berkum, Zwitserlood, Hagoort & Brown, 2003) до в той степени, в которой при определенных обстоятельствах рассматривается только одно слово-кандидат.Таким образом, было обнаружено, что амплитуда N400 обратно коррелирует со степенью, с которой ожидается конкретное слово на основе предшествующего семантического контекста. С другой стороны, соображения структуры информации порождают почти прямо противоположный тип ожидания: что конкретное слово , а не будет встречаться в конкретной позиции предложения на основе предшествующего контекста. Например, в (1), повторенном здесь как (4), предыдущий контекст wh -вопроса устанавливает ожидание того, что салат не появится в позиции с заостренным фокусом.Обратите внимание, что даже объекты, которые ранее не упоминались в дискурсе и поэтому являются неожиданными в установленном контексте (например, сусликов в (4c)), не так аномальны, как ранее упомянутые объекты, которые, как ожидается, не будут находиться в фокусе (например, как салат в (4b)):

Короче говоря, ограничения, налагаемые предшествующим семантическим контекстом и информационной структурой, имеют аналогичные, но не идентичные эффекты при формировании ожиданий относительно идентичности предстоящего слова.

Таким образом, можно сделать следующие прогнозы, основанные на этих соображениях. Если контекст, предоставленный предыдущим wh -запросом, обрабатывается системой человеческого понимания как в целом аналогичный любому другому типу предшествующего ограничивающего семантического контекста, то можно разумно ожидать ответа N400, когда любое такое контекстное ожидание нарушается. . Если, с другой стороны, система человеческого понимания каким-либо фундаментальным образом различает ожидание определенного слова в данном контексте (на основе предшествующего семантического контекста) и ожидание того, что конкретное слово , а не произойдет в данном контексте (на основе по информационной структуре) прогнозы не могут быть столь же окончательными.Нарушение информационной структуры из-за неожиданного референта в позиции фокуса может вызвать ранее недокументированный компонент ERP, какой-либо другой компонент ERP, который, как известно, изменяется во время языковой обработки, такой как LAN или P600, или N400, модулированный по амплитуде, задержке, морфологии или распределение волосистой части головы.

Нарушение тематического распределения ролей: эффекты N400?

Еще одна связанная возможность состоит в том, что нарушение информационной структуры, например (4b) ( Что ели салат? Кролики ели салат ).) может специально нарушить обработку тематической информации, то есть присвоение соответствующих тематических (семантических) ролей именным фразам, кодирующим различные референты дискурса. Предыдущее исследование на немецком языке показало, что нарушение и / или повторный анализ распределения тематических ролей при обработке предложений в режиме онлайн также вызывает реакцию N400. N400 вызывается, когда словосочетания существительных неоднозначно помечены регистром, так что тематическое назначение ролей не может происходить до тех пор, пока предложение не закончится в глагольных заключительных предложениях (Hopf, Bayer, Bader & Meng, 1998; Bornkessel, McElree, Schlesewsky, & Friederici, 2004 ), и комплекс N400 + P600 возникает, когда два одушевленных существительных в одном предложении незаконно получают одинаковую регистрацию, так что тематическое назначение ролей становится невозможным (Frisch & Schlesewsky, 2001, 2005).

Таким образом, вполне может случиться так, что, столкнувшись с (4b), система понимания столкнется с определенными трудностями в назначении соответствующей тематической роли именной фразе в позиции фокуса с ключом. Выше мы отметили, что система понимания должна ожидать появления в этой позиции оленей , кроликов или какого-либо еще безымянного, одушевленного, правдоподобного агента поедания салата. Существительное словосочетание салат в (4b) явно не квалифицируется как безымянный, одушевленный, вероятный агент поедания салата.Напротив, он явно обозначен в контексте, предоставленном предыдущим вопросом wh , как участник события приема пищи. Когда именная фраза, которой в предыдущем контексте дискурса была присвоена тематическая роль проходящего, появляется в синтаксической позиции, к которой тот же контекст дискурса привел к тому, что система понимания ожидает, что она может назначить тематическую роль агента, несколько одновременных источников сложность в назначении тематических ролей результат: предыдущее назначение роли проходящего на ставится под сомнение салат , роль агента не может быть выполнена полностью или немедленно в ожидаемой синтаксической позиции, и поэтому она должна оставаться в рабочей памяти в ожидании разрешение, и агент пищевого события остается неидентифицированным как в текущем предложении, так и в общей репрезентации дискурса.

Первые две из этих трудностей применили ceteris paribus к немецким исследованиям, в которых использовалась неоднозначная маркировка падежей, чтобы скрыть тематические отношения (Hopf, Bayer, Bader & Meng, 1998; Bornkessel, McElree, Schlesewsky, & Friederici, 2004), и все три применялись к немецким исследованиям, в которых использовалась незаконная маркировка повторяющихся случаев, чтобы помешать успешному распределению тематических ролей (Frisch & Schlesewsky, 2001, 2005). Таким образом, разумно ожидать, что те же самые три нарушения тематической обработки будут сговориться, чтобы вызвать ответ N400 при использовании материалов на английском языке, даже несмотря на то, что английский язык не делает явным регистр букв в словосочетаниях существительных (за исключением, конечно, местоимений). 2

Несовпадение синтаксической позиции фокуса с несфокусированным элементом: эффекты P600?

В отличие от того, что мы обсуждали до сих пор, может случиться так, что вместо того, чтобы реагировать на сфокусированный элемент, синтаксический анализатор может реагировать на появление не несущих фокус элементов предложений в синтаксической позиции, зарезервированной для сфокусированных составляющих. Как указано выше, в английском языке фокус может быть отмечен двумя способами: фонологически, через интонацию фокуса, как в (2), и грамматически, через использование определенной конструкции, которая позволяет говорящим однозначно кодировать фокус, как в (4).Эти синтаксические конструкции резервируют определенную синтаксическую позицию для сфокусированной составляющей, и синтаксический анализатор ожидает, что эта позиция будет содержать фокус предложения. Когда это ожидание не выполняется, синтаксический анализатор может отреагировать на появление элемента, не несущего фокус, в позиции синтаксического фокуса как структурное нарушение. Например, в ответе на вопрос в (4) ожидается, что расщелина ответа предоставит новую и до сих пор неизвестную информацию о поедании салата.Когда вместо этого он предоставляет уже заданную информацию о том, что было съедено, источником сложности обработки может быть то, что синтаксический анализатор не работает из-за несоответствия между синтаксической позицией фокуса и элементом, который не должен находиться в фокусе.

В этом случае мы могли бы рассмотреть следующую возможность: когнитивные процессы, связанные со статусом фокуса, а именно обновление информации о том, кто ест салат, в ментальной модели дискурса (Erteschik-Shir, 1997: Ch.1), может быть нарушен, если отмеченный фокус несовместим со статусом фокусировки. Это особенно актуально для конструкций расщелины, используемых в нашем эксперименте, потому что, как уже упоминалось, правый край составляющей предиката (, это X ) является первой точкой, в которой дается соответствующая информация (т.е. ответ на вопрос). . Если понимающие попытаются объединить эту информацию с вопросом на этом этапе, то этот процесс может быть нарушен, когда отмеченный фокусом элемент не может быть интерпретирован как фокус и, следовательно, не может быть разумно интегрирован с вопросом (т.е. салат не может есть сам).

Если это так, то можно разумно предсказать, что ответом мозга на нарушения информационной структуры этого типа будет эффект P600, поздняя позитивность с центрально-теменным распределением волосистой части головы и латентность примерно от 500 до 800 мс. постстимульное начало (хотя известно, что P600 начинается уже через 200 мс). Этот прогноз основан на известной чувствительности P600 к нарушениям структуры фраз (Neville, Nicol, Barss, Forster, & Garrett, 1991; Osterhout & Holcomb, 1992; Hagoort, Brown, & Groothusen, 1993), к сложности синтаксической интеграции (Kaan, Harris, Gibson, & Holcomb, 2000; Fiebach, Schlesewsky, & Friederici, 2002), а также к любым трудностям лингвистического синтаксического анализа, вызванным ли они морфосинтаксическими, семантическими или даже орфографическими нарушениями (Münte, Heinze, Matzke , Wieringa, & Johannes, 1998).

Обращение прагматических отношений правдоподобия: эффекты P600?

Ряд недавних исследований выявили возможность того, что P600 может быть чувствительным не только к трудностям синтаксического анализа, но и к тому, что было охарактеризовано как изменение прагматических отношений правдоподобия. Эта характеристика основана на том факте, что глагол съесть в предложениях типа (4b) вызывает существенное P600 относительно того же глагола в предложениях типа (4a) (Куперберг, Ситникова, Каплан и Холкомб, 2003).

  • (4)

    1. На завтрак мальчики ели только тосты с джемом.

    2. На завтрак из яиц можно есть только тосты и джем.

Этот эффект был первоначально приписан либо нарушению тематических отношений (глагол съесть требует субъекта-агента), либо ограничениям выбора для глагола ( есть требует одушевленного субъекта; Куперберг, Ситникова, Caplan, & Holcomb, 2003; Hoeks, Stowe, & Doedens, 2004).Однако Kolk, Chwilla, van Herten, & Oor (2003) сообщили о том же типе эффекта P600 в ответ на голландские предложения, которые меняют ожидаемые прагматические отношения правдоподобия, а не тематические или анимационные отношения ( Лисица, охотившаяся на браконьеров, шла через лес. ). Kim & Osterhout (2005) далее продемонстрировали, что неодушевленные подлежащие существительные не вызывают P600, когда они связаны с глаголами, не способствующими прагматически правдоподобному комбинированному толкованию ( Голодные столешницы пожирали… ), а van Herten, Kolk, & Chwilla ( 2005) представили доказательства того, что P600 также не возник из-за конфликта между ожидаемым и фактическим флективным окончанием глагола.

В свете этих результатов может также случиться так, что в (4b) синтаксический анализатор сбрасывается из-за изменения прагматических отношений правдоподобия. Синтаксический фрейм it -cleft устанавливает ожидание того, что положение расщелины будет выделено агенту события поедания ( кроликов или оленей ), как запрошено в предыдущем вопросе wh (4), но вместо этого эта позиция содержит неодушевленную именную фразу, которая неправдоподобна как средство поедания ( салат ) и правдоподобна только как субъект действия, что противоречит нашим ожиданиям.

Обратите внимание, что в конкретном иллюстративном примере (4), который мы использовали, прагматическая правдоподобность и одушевленность смешаны. Однако фактические стимулы, использованные в описанном здесь эксперименте, не содержали такого смешения. Как можно видеть на фиг.3, контекст установки для экспериментальных стимулов всегда содержал референты дискурса, которые обладали той же высокой характеристикой анимации, и вопрос wh всегда указывал на один из них как на агент задействованного действия, а на другой. двое как потенциальных жертв действия.Глагол, использованный в вопросе wh , предшествующем целевому предложению, был, кроме того, выбран так, чтобы прагматически согласовываться только с одним из этих трех референтов дискурса, а именно с тем, который указан в вопросе как агент действия. В этом смысле появление того же самого референта агентивного дискурса в обозначенном объектном слоте прорези it может быть расценено как нарушение прагматического контекста, установленного в установочном предложении. Если это так, то по этой причине ответом мозга также может быть P600.

Таблица 2

Примеры экспериментальных стимулов

Контекст установки Королева, советник и банкир спорили о налогах. Кого королева заставила замолчать словом, банкир или советник?
Конгруэнтное целевое предложение Королева заставила замолчать банкира.
Несоответствующее целевое предложение Это королева заставила банкира замолчать.

Контекст установки Портниха, клиент и менеджер смотрели на платье.Кому хотела льстить портниха, клиенту или менеджеру?
Конгруэнтное целевое предложение Портниха польстила именно клиенту.
Несоответствующее целевое предложение Клиенту польстила портниха.

Контекст установки Священник, фермер и рабочий сидели возле церкви. За кого молился священник, за крестьянина или рабочего?
Соответствующее целевое предложение Это был фермер, за которого молился священник.
Несоответствующий целевой приговор Это священник молился за фермера.

Контекст установки Черепаха, попугай и шиншилла были заперты в клетке вместе. На что огрызнулась черепаха, попугай или шиншилла?
Конгруэнтное целевое предложение Это был попугай, на которого огрызнулась черепаха.
Несоответствующее целевое предложение Это черепаха щелкнула попугая.

Таким образом, существует ряд возможных реакций мозга на наши стимулы. Если сложность обработки в наших предложениях стимулов вызвана неправильной пометкой фокуса на неправильном референте, то мы не можем ожидать, что вызовем какой-либо дифференциальный ответ ERP, особенно с учетом результатов Hruska et al. (2000). Тем не менее, если структурные ограничения информации аналогичны семантическим ограничениям, которые, как известно, модулируют амплитуду N400, или если трудности с обработкой возникают из-за нарушения тематического назначения ролей — еще один семантически управляемый фактор, — мы можем ожидать большего ответа N400 на нарушения информационной структуры.С другой стороны, если нарушение информационных структурных ограничений нарушает более крупные процессы синтаксической интеграции, то можно увидеть модуляцию компонентов, связанных с такой интеграцией, таких как P600, либо непосредственно в имени существительного в ключицах, либо в конце предложения. P600 может также возникнуть, если трудности обработки вызваны изменением прагматических отношений правдоподобия в нарушениях информационной структуры, используемых в нашем эксперименте. Наконец, с точки зрения общей предметной области, возможно, что предикативная часть расщелины ( это X ), как ожидаемый источник доставки информации, может вызвать компонент P3, который будет модулироваться по амплитуде фактическим информативным содержанием. предмета в фокусе; эта альтернатива может быть неотличима от учетной записи P600 только по данным о скальпе.

Методы

Чтобы проверить предсказания выше, были использованы абзацы из трех предложений, подобные показанному в.

Первое предложение каждого отрывка начиналось с введения трех участников беседы, каждый из которых занимал позицию субъекта. Основная цель этого предложения состояла в том, чтобы представить этих участников и предоставить контекст установки, который сделал бы остальную часть отрывка как можно более естественной. Вторым предложением был вопрос wh , который делал одного участника агентом события и спрашивал, кто из двух других участников также участвовал в событии в качестве проходящего.Эти два предложения вместе сформировали контекст установки для целевого предложения. Третье, последнее предложение было целевым предложением и было построено как it -cleft. Как уже обсуждалось, зазубренный элемент в прорези и помечен для фокуса, обычно интерпретируемого как контрастный фокус. wh -вопрос в настройке был разработан для того, чтобы участники ожидали, что один или другой из двух запрошенных участников дискурса будет помещен в расщелину, и, таким образом, также что другой неопрошенный участник будет , а не . быть.

Участники

22 студента UCSD (половина женщин) получили оплату или кредит за участие в курсе. Все имели нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное и были правшами (2 члена семьи сообщили о левшах). Все были носителями английского языка без каких-либо неврологических расстройств. Их возраст варьировался от 18 до 28 (в среднем 21 год).

Дизайн и материалы

Было построено 100 отрывков из трех предложений. В конгруэнтном состоянии один из двух ранее представленных участников дискурса был помещен в отмеченную фокусом расщелину.В неконгруэнтном состоянии был дан агент события в вопросе ( королева ). В отношении стимулов важно отметить две особенности. Во-первых, хотя информационная структура предложений была нарушена, семантика — нет. Все материалы были семантически подходящими после того, как было доступно их полное чтение. Таким образом, у участников не было причин ожидать, что ответ будет семантически несоответствующим. Во-вторых, вопросы были составлены таким образом, чтобы не повлиять на ответ.Таким образом, в то время как участники ожидали, что один из двух потенциальных испытуемых будет в фокусе и в расщелине, они критически не ожидали агента вопроса. Средняя лексическая частота агента и двух возможных участников была сопоставлена ​​как можно точнее (Kucera & Francis, 1967). Агент всегда был первым участником, упомянутым в настройке, в то время как ответ на вопрос был вторым участником в половине случаев, а третий участник — в другой половине.Элементы-заполнители для этого эксперимента состояли из 110 элементов из другого, несвязанного эксперимента, в котором использовались разные контексты вопросов и ответов. В этих элементах-заполнителях дискурс из 5 предложений вводил три референта дискурса и заканчивался либо да / нет, либо , который задавал вопрос -N ‘(например, Кто пробовал суп? ). Целевые ответы всегда были удачными и не использовали конструкции расщелины.

Процедура

Участники сидели перед монитором компьютера в удобном кресле с опорой для головы.В каждой руке они держали кнопку ответа. Участников просили оставаться как можно более неподвижными во время испытаний, и перед началом эксперимента им показали их текущую ЭЭГ, чтобы продемонстрировать влияние движения / напряжения мышц на сигнал ЭЭГ. Стимулы были представлены в десяти чередующихся блоках по 20 и 21 предмет, которые были представлены в разном порядке между участниками. Участникам была предоставлена ​​возможность делать короткие перерывы между блоками. Для каждого элемента контекст настройки был представлен сразу в виде параграфа на экране.Участники молча прочитали контекст и нажали правую кнопку ответа, чтобы указать, когда они закончили. Через 300 мс после нажатия кнопки в центре экрана появлялось красное перекрестие фиксации на случайное время в диапазоне от 500 до 1200 мс. Через 500 мс после смещения прицела первое слово целевого предложения появилось в центре экрана. Полное целевое предложение было представлено в формате RSVP, появляясь на экране в течение 200 мсек с асинхронностью начала стимула 500 мсек между каждым словом.После некоторых испытаний (примерно 3 на блок) появлялось утверждение «истина / ложь», и участники нажимали правую кнопку, чтобы ответить «верно», и левую кнопку, чтобы ответить «ложно».

Запись и анализ ЭЭГ

Во время каждого блока испытаний связанные с событием потенциалы мозга регистрировались с 26 геодезически разнесенных электродов, встроенных в эластичный колпачок и привязанных к электроду, расположенному на левом сосцевидном отростке. Электроды также помещали на правый сосцевидный отросток, наружный угол наклона глазной щели и под правым глазом.Биполярный горизонтальный ЭОГ регистрировался от внешнего угла глазной щели для отслеживания саккадических движений глаз, в то время как сигнал от правого глазного электрода использовался для отслеживания морганий. Записанные данные были дополнительно повторно привязаны в автономном режиме к среднему значению обоих сосцевидных отростков. Все импедансы поддерживались ниже 5 кОм. Сигналы усиливались в полосе пропускания 0,01 и 100 Гц и записывались непрерывно, оцифрованные с частотой 250 Гц.

Эпохи простирались от 100 мс до начала стимула до 920 мс после начала стимула.Испытания с заблокированными каналами, чрезмерной мышечной активностью, морганием или движениями глаз были отклонены в автономном режиме перед усреднением. Эта процедура отбора привела к отклонению 10% исследований. Результаты были представлены на общий ANOVA с повторными измерениями состояния (конгруэнтное против неконгруэнтного), полушария (левое против правого), латеральности (латеральное против медиального) и переднего хода (4 уровня). Поправка Huynh-Feldt (1976) была применена, когда использование повторных измерений могло нарушить сферичность в ANOVA, и скорректированные p-значения сообщаются.

Предсказания

План эксперимента был таков, что наш интерес был сосредоточен на том, что происходит, когда участники сталкиваются с существительным с ключом (например, queen или banker ). Одним из способов изучения этого было бы сравнение ERP со словом в скобках со словами в других позициях. Природа ERP для слов в предложении удивительно похожа, хотя начальные слова различаются тем, что обычно имеют более крупные компоненты в целом, а конечные слова часто характеризуются поздним положительным статусом, предположительно отражающим процессы завершения предложения.Как правило, все слова, особенно слова открытого класса, вызывают некоторую активность N400, которая снижается по мере накопления семантических ограничений по ходу предложения (Van Petten & Kutas, 1991). Задания закрытого класса, напротив, имеют тенденцию вызывать меньшую заднюю активность N400, но демонстрируют фронтальный (отрицательный) медленный потенциал (N400-700) (Neville, Mills & Lawson, 1992; Van Petten & Kutas, 1991). Сравнение отдельных слов в этой структуре может показать, есть ли какие-либо различия, когда участники сталкиваются с существительным с ключом.Если скрепленная конструкция обрабатывается как типичное предложение, мы ожидаем увидеть начальные слова с наибольшими ERP и наибольшей отрицательной амплитудой между началом слова после 300-500 мс, конечные слова с наибольшей положительной амплитудой в этом диапазоне задержки и ответ на промежуточные слова между ними. Любое отклонение от этого, особенно в имени существительного с ключом, может указывать на структурное изменение, связанное с фокусом, от обработки простых декларативных предложений субъект-глагол-объект.

Кроме того, как указано выше, материалы были разработаны для сопоставления возможной дифференциальной нейронной активности в расщепленном положении как функции конгруэнтности фокуса. Принимая конгруэнтное условие (например, банкир ) в качестве основы обработки, если участники вырабатывают ожидания относительно идентичности предстоящих слов на основе интерпретации информационной структуры таким образом, который аналогичен ожиданиям, порожденным ограничением семантического контекста, тогда амплитуда N400 должна быть несколько больше для неконгруэнтного по сравнению с конгруэнтным условием в имени существительного с ключом (e.грамм. королева ). Аналогичным образом, если участники испытывают трудности с тематическим распределением ролей, когда референт дискурса, выделенный как агент действия ( королева ) в предыдущем контексте, появляется в зацепленной позиции, где подвергается действию (либо банкир или советник). ), это также может привести к большей активности N400 в инконгруэнтном состоянии, чем в конгруэнтном состоянии. С другой стороны, если несоответствие вызвано появлением элемента, не несущего фокус, в синтаксической позиции, зарезервированной для сфокусированных составляющих, или изменением прагматических отношений правдоподобия, то вместо этого может быть вызван P600.В качестве альтернативы, если синтаксическая маркировка фокуса на королеве в неконгруэнтном состоянии обрабатывается так же, как и избыточная просодическая маркировка фокуса в Hruska et al. (2000), то может не быть никакой разницы в обработке ERP для существительного с ключом.

Результаты

Усредненные ответы на позиции слов в предложении в каналах средней линии показаны в. Особый интерес представляют сплошные линии, которые представляют собой существительное с расщелиной (тонкое) и последнее слово (толстое): визуальное сравнение существительного с ключом и последнего слова показывает заметный общий положительный сдвиг для существительного с расщелиной по сравнению с другими словами. в предложении (включая следующее слово «то»).Этот сдвиг аналогичен сдвигу, вызываемому последним словом предложения.

Сравнение общих средних (N = 22) ERP для всех слов в срединных каналах (MiPf: префронтальный; MiCe: центральный; MiPa: теменный; MiOc: затылочный), показанное для конгруэнтных и неконгруэнтных состояний. Отрицательная амплитуда на этом и всех последующих рисунках нанесена на график.

Эти рисунки демонстрируют поразительное сходство реакции мозга между положением существительного в заячьей форме и последним словом, особенно по сравнению со словами, встречающимися как до, так и после существительного в зацеплении: и положение существительного в расщеплении, и положение последнего слова вызывают большую положительность.Такие положительные сдвиги для заключительных слов хорошо известны, и интересно увидеть здесь аналогичный сдвиг для существительного с ключом, но не для , что , которое синтаксически отмечает конец фразы с ключом, и не для других незавершенных открытых слов. классное слово в целевом предложении (в нашем примере это королева в конгруэнтном состоянии и заглушено в неконгруэнтном условии). Этот паттерн также можно увидеть на графике средней амплитуды между 200 и 800 мсек по всем каналам средней линии, сжатой по состоянию.

Диаграмма, в которой сравнивается средняя амплитуда каждого слова по всем каналам средней линии между 200 и 800 мсек.

Статистическое сравнение между этими позициями в окне задержки от 200 до 800 миллисекунд подтверждает эти наблюдения: между существительным расщелиной и следующим за ним было существенное различие: (F [1,21] = 24,94, p <0,0001 ) и между расщепленным существительным и другим незавершенным словом открытого класса (F [1,21] = 35.00, p <.00001). Также была значительная разница между , и последним словом (F [1,21] = 25.92, p <0,00001), а также между другим незавершенным словом открытого класса и последним словом (F [1,21] = 27,15, p <0,00001). Однако разница между существительным с расщелиной и последним словом была незначительной (F [1,21] = 3,45, p <0,08).

Визуальный осмотр формы волны показывает, что реакция мозга на существительное с ключом в обоих условиях одинакова в течение первых 200 миллисекунд; пики N1 и P2 в значительной степени совмещены и имеют одинаковую величину. Однако, начиная примерно с 200 мсек, наблюдается повышенная негативность (или меньшая позитивность) для неконгруэнтного состояния.Этот негатив проявляется в наибольшей степени над правыми медиальными каналами к задней части скальпа и распространяется примерно на всю эпоху.

Сравнение больших средних ERP в скобках существительного для конгруэнтных и неконгруэнтных условий для всех каналов

Эти визуальные впечатления были подтверждены измерениями, подвергнутыми статистическому анализу. Отрицательность по отношению к неожиданному состоянию была незначительной в качестве основного эффекта между 200 и 800 мсек (F [1,21] = 3,69, p <0,068).В пределах того же временного окна наблюдалась значительная взаимосвязь между состоянием и латеральностью (F [1,21] = 6,11, p <0,022), что отражает тот факт, что эффект был больше в медиальных участках. Затем мы исследовали ту же негативность в отдельных временных окнах продолжительностью 300 мс, между 200-500 мс и снова между 500-800 мсек, чтобы лучше зафиксировать его временный локус. Между 200 и 500 мсек отрицательность в ответ на неконгруэнтное условие снова была маргинальной в качестве основного эффекта (F [1,21] = 3.11, р <0,092). В пределах этого более раннего временного окна снова была значительная взаимосвязь между состоянием и латеральностью (F [1,21] = 5,94, p <0,024) из-за того, что эффект был больше по медиальным участкам. Более того, было пограничное взаимодействие между состоянием, полушарием и латеральностью (F [1,21] = 3,96, p <0,06), что свидетельствует о том, что увеличение отрицательности было наибольшим по правым медиальным каналам. Наконец, было также маргинальное четырехстороннее взаимодействие между состоянием, полушарием, латеральностью и передним ходом (F [1,21] = 2.32, р <0,085). Других значимых результатов не было (все Fs <1, за исключением состояния x полушарие x переднего конца, F = 1,20). В более позднем временном окне от 500 до 800 мсек было маргинальное продолжающееся взаимодействие между условием и латеральностью (F [1,21] = 3,74, p <0,06) без каких-либо других значительных эффектов (все Fs <2, кроме условия ( F = 2,89, p <.104).

На основании этих измерений мы пришли к выводу, что разница между двумя условиями была наиболее заметной между 200 и 500 мсек.Чтобы лучше изучить распределение скальпа, был проведен анализ каждого квадранта скальпа 3 в пределах этого более раннего окна задержки. Эти анализы выявили основной эффект состояния только в правом заднем квадранте (правый задний: F [1, 21] = 4,56, p <0,05; левый задний: F [1, 21] = 2,61, нс; правый фронтальный: F [1, 21] = 1,72, нс; левый фронтальный: F [1, 21] = 1,15, нс). Это различие можно увидеть более подробно, как показано стрелкой 1.

Сравнение больших средних ERP в срединных каналах для имени существительного с ключом, следующего слова «тот» и последнего слова

Слово, следующее за ключом существительное (, что) во всех пунктах и ​​условиях также проверялось вместе с последним словом целевого предложения.показывает общую среднюю ERP в срединных каналах для существительного с ключом, следующего за ним слова , и последнего слова, с пронумерованными стрелками, отмечающими эффекты. Визуальный осмотр формы волны в ответ на , что предполагает кратковременное увеличение отрицательной амплитуды между 300 и 400 мс после начала , что для неконгруэнтного состояния (стрелка 2). Статистический анализ показал, что эта разница незначительно влияет на латеральность (F [1,21] = 4,27, p <.051), с наибольшей разницей амплитуд по медиальным каналам (никакие другие эффекты, включая основной эффект состояния, не были надежными, все Fs <2, за исключением взаимодействия с полушарием и латеральностью, F [3,63] = 2,12 p < .17).

Последнее слово также было рассмотрено, хотя различия между условиями на этом этапе делают такое прямое сравнение далеко не идеальным. Несмотря на разницу в предыдущем контексте и в классе слов между двумя условиями (т. Е. Глагол в конгруэнтном условии и существительное в неконгруэнтном условии), реакция на последнее слово в этих двух условиях была во многом схожей.Визуальный осмотр формы волны предполагает увеличение отрицательной амплитуды для неконгруэнтного состояния между 400 и 600 мсек, но это не было подтверждено статистическим анализом данных (все Fs <1, за исключением взаимодействий между условием и полушарием (F = 2,29, p <0,15) и полушарие, латеральность и передняя часть (F = 1,44, p <0,24). Более поздний сдвиг положительной амплитуды, при этом неконгруэнтное состояние становится более положительным, чем конгруэнтное состояние между 700 и 900 мсек, с наибольшей разницей в течение также видны задний правый медиальный каналы (стрелка 3).Статистический анализ показал маргинальное четырехстороннее взаимодействие между состоянием, полушарием, латеральностью и передним ходом в этом временном окне (F [3,63] = 2,52, p <0,067) без других надежных или предельных эффектов (все Fs <1, кроме для условия (F = 2,6, p <0,12) и взаимодействия условия и латеральности (F = 1,83, p <0,19)). Чтобы лучше изучить распределение этой разницы в скальпе, был проведен анализ каждого квадранта скальпа. Эти анализы не выявили значительных или предельных основных эффектов (все Fs <2).

Обсуждение

Наши результаты ясно показывают, что неправильное распределение фокуса вызывает реакцию мозга: несоответствующее слово, встречающееся в позиции фокуса ответа на вопрос wh , действительно модулирует амплитуду ERP скальпа между 200-500 мс после слова. начало. В частности, амплитуда потенциала в этом диапазоне задержки более отрицательная (или менее положительная), чем амплитуда для слова, соответствующего фокусу.

Это прямо контрастирует с тем, что можно было ожидать по результатам слухового исследования ERP, проведенного Hruska et al.(2000), в которых фразы, которые должны были быть просодически помечены как фокус (но не были), вызвали большую апостериорную негативность, за которой следовала длинная апостериорная позитивность, в то время как фразы, которые были просодически отмечены, хотя и не в фокусе, не показали никаких надежных эффектов ERP. . Это подчеркивает важность модальности и конкретной реализации абстрактных категорий, таких как статус фокуса: хотя статус фокуса может быть отмечен как просодическими, так и структурными репликами, похоже, что эти реплики могут по-разному влиять на языковую обработку в реальном времени, что отражено в ERP.Одна из причин, по которой структурные сигналы, такие как расщелина, могут вызывать немедленные реакции мозга, заключается в том, что существует небольшая возможная двусмысленность — как только понимающий понимает, что существует расщелина, то ключевому слову должен быть присвоен статус фокуса. Напротив, просодические сигналы в любой данный момент предложения более двусмысленны: очевидный акцент, обозначающий фокус (Pierrehumbert, 1980), может быть заменен последующим изменением просодического контура предложения. Таким образом, при столкновении с явно несоответствующим статусом фокуса, на что указывает просодия, система обработки может вести себя так, как если бы будущее согласованное назначение фокуса все еще могло спасти интерпретацию.Это могло бы объяснить, почему при просодической маркировке фокуса только когда компонент, который должен быть помечен как фокус, встречается, появляется указание на трудность обработки. Из такой интерпретации, если она верна, следует, что относиться к определенным абстрактным категориям как к одним и тем же для целей обработки следует с осторожностью, особенно когда они создаются разными средствами, доступными в пределах языка.

Природа отрицательного ответа, вызванного неправильным фокусом в нашем неконгруэнтном состоянии, в некоторых отношениях аналогична модуляции N400 в ответ на лексически семантически маловероятные или аномальные слова: у него примерно такая же латентность и его небольшое правое медиальное распределение согласуется с другими описанными эффектами N400 (например,грамм. Кутас и Ван Петтен, 1994; Кутас и Федермейер, 2000). Однако в описанном здесь негативе отсутствует сильный пик, о котором ранее сообщалось во многих исследованиях; это можно увидеть не только в общем среднем для всех участников, но в большинстве случаев также и в средних для отдельных участников.

Несмотря на морфологическое несходство, мы склонны интерпретировать этот эффект как своего рода N400. Во-первых, как мы уже обсуждали ранее, существует ряд других факторов, которые, как известно, модулируют амплитуду ERP в рамках традиционного временного окна N400, которые не являются строго семантическими или прагматическими, включая частоту слов, повторение, орфографию, фонологию и морфологию слова (c.f. Кутас и Федермейер, 2000). Таким образом, разумно предположить, что амплитуда в этом же временном окне также может быть чувствительной к определенным аспектам информационной структуры. Если это объяснение находится на правильном пути, было бы преждевременно утверждать о существовании нового и отдельного компонента, особенно чувствительного к эффектам информационной структуры.

Более того, в литературе сообщалось о других эффектах, подобных N400, с аналогичной морфологией (то есть без резкого пика), особенно при сравнении слов закрытого класса с разной степенью лексического семантического содержания (Kluender and Kutas, 1993; McKinnon и Остерхаут, 1996).Активность N400, вызываемая словами закрытого класса, в целом меньше, чем та, которая вызывается словами открытого класса в любом случае, и эффект N400, наблюдаемый при сравнении элементов закрытого класса на основе их лексико-семантического содержания, поэтому более тонкий и расплывчатый, чем у эквивалентных сравнения слов открытого класса. Хотя в нашем исследовании сравнения проводились между словами открытого класса, возможно, что манипуляции с назначением фокуса имеют такой же тонкий характер. Как мы подчеркивали повсюду, нарушения информационной структуры, включенные в наше исследование, нарушают не основное семантическое содержание предложения, а только способ, которым это пропозициональное семантическое содержание организовано и представлено.

Во введении мы обсудили два альтернативных способа, которыми наши материалы могут вызвать эффект N400. Один был основан на несовпадении распределения фокуса с предшествующим контекстом. Природа вызванного нами ответа, относительно большая негативность от 200 до 500 мсек, когда в расщелине появился неуместный, а не подходящий референт, предполагает, что участники формируют структурно-информационные ожидания таким же образом, как и ожидания, основанные на них. по смысловому контексту.В частности, понимающие используют ограничения, основанные на предшествующем контексте, для формирования ожиданий относительно информационных статусов референтов дискурса в ответе. В сочетании со специальной конструкцией фокуса, такой как расщелина, эти ожидания относительно того, что должно или не должно быть отмечено фокусом, приводят к сопутствующим ожиданиям относительно того, что должно или не должно происходить в расщепленной позиции. Таким образом, в большинстве случаев природа нарушения согласуется с семантической интерпретацией слова, не подходящего для фокусировки, как несоответствующего в этой позиции с заостренным фокусом.

Альтернативный способ рассмотрения нарушения — это нарушение тематического назначения ролей, как описано во введении. В материалах, использованных здесь, контекст, предоставленный непосредственно предшествующим вопросом wh , заставлял участников ожидать, что переживающий ранее установленное событие окажется в расщелине, и эта роль, кроме того, должна была быть связана с одним из двух конкретных референты дискурса (т. е. либо банкир , либо консультант ).Оба эти ожидания были нарушены, когда агент события (т. Е. королева ), которому нельзя было удачно назначить фокус в данном контексте, вместо этого оказался в расщелине. В результате ни агент, ни подчиненные роли, связанные с тематической сеткой предиката, не могли быть однозначно назначены существительному расщелину, что приводило к временному нарушению тематической обработки.

На основе использованных нами материалов мы не в состоянии провести различие между этими двумя альтернативными интерпретациями эффекта, подобного N400, либо как воспринимаемое несоответствие между назначением фокуса и предшествующим контекстом, либо как нарушение тематической обработки.Тем не менее, важно отметить, что обе характеристики основаны на семантических соображениях, и, таким образом, любая интерпретация полностью совместима с эффектом, подобным N400, и обе на самом деле могли сыграть свою роль в его выявлении. Помимо этого, необходимо оставить на будущее исследование, чтобы разделить относительный вклад каждого из этих двух семантических факторов в наблюдаемый эффект, подобный N400.

Если мы возьмем эффект в скобках существительного в качестве примера амплитудной модуляции N400, наши результаты будут иметь значение для нашего понимания компонента N400 и, в частности, понимания информации, к которой чувствителен N400.Похоже, что в дополнение к частоте слов, повторению слов, семантической ассоциации и абстрактности, информационно-структурные соображения также влияют на амплитуду ERP в области N400, причем референты, как ожидается, будут сосредоточены и несут предсказуемые тематические роли (на основе предшествующего контекста). меньшая активность N400, чем те, которые, как ожидается, не будут нести фокус или конкретные тематические роли. Хотя влияние информационной структуры на амплитуду ERP в районе N400 невелико, оно надежно.Если эффекты такого рода будут воспроизведены в будущих исследованиях, это может иметь дополнительные последствия для статуса информационной структуры как в первую очередь синтаксического или в первую очередь семантического уровня лингвистического анализа.

Тем не менее, еще более поразительным аспектом наших открытий является наличие большой поздней положительности в ответ на существительное в расщепленном положении в обоих условиях, то есть независимо от того, было ли это подходящим фокусом или неуместным. Подобная позитивность наблюдалась в ответе на последнее слово, но не на какое-либо из промежуточных слов (тем не менее, крайняя отрицательность составляла 300 и 400 мсек по отношению к неконгруэнтному условию снова наблюдалась в дополнении «то» сразу после расщепленного существительного).Тот факт, что ответ на расщепленное существительное конгруэнтного состояния был немного более положительным, чем ответ на расщепленное существительное конгруэнтного состояния, затрудняет интерпретацию этого ответа как P600 при любом текущем взгляде на его функциональное значение. При нарушении парадигм, либо синтаксических (Невилл, Никол, Барсс, Форстер, & Гарретт, 1991; Остерхаут, Холкомб, 1992; Хагоорт, Браун, & Гроотузен, 1993), либо прагматических (Куперберг, Ситникова, Каплан и Холкомб, 2003; Колк , Chwilla, van Herten, & Oor, 2003; Hoeks, Stowe, & Doedens, 2004; Kim & Osterhout, 2005; van Herten, Kolk, & Chwilla, 2005) в природе неизменно является аномальным состоянием, которое вызывает значительную устойчивый эффект P600; при манипуляциях с синтаксической интеграцией (Kaan, Harris, Gibson, & Holcomb, 2000; Fiebach, Schlesewsky, & Friederici, 2002) обычно более сложное и трудное для обработки условие дает больший отклик P600.В этом исследовании это было неаномальное, менее сложное и легкое в обработке состояние, которое вызвало немного больший положительный отклик.

Давайте тогда рассмотрим, почему может быть увеличение положительной амплитуды для обоих условий в этом месте предложения. Как уже говорилось, конструкция щели в этих материалах дает ответ на предыдущий вопрос. Это важный момент с точки зрения доставки информации и разрешения неопределенности; оба эти понятия были применены к компоненту P3b ERP (c.f. Nieuwenhuis, Aston-Jones, & Cohen, 2005 для обзора). Таким образом, увиденная здесь позитивность может быть P3b в смысловом контексте, отражая доставку важной информации.

С лингвистической точки зрения информация, представленная в скобках, означает, что остальная часть предложения, выраженная в виде относительного придаточного предложения, несет фоновую информацию, которая менее важна для интерпретации ответа относительно вопроса. Таким образом, в расщепленном существительном понимающие участвуют в типе обработки, которая сродни процессам интеграции в конце предложения или предложения (что обычно отражается в относительно большой поздней позитивности).Таким образом, понимающие сразу же связывают информацию, содержащуюся в оговорке, с информацией, которую искали в вопросе. Понимающие, очевидно, чувствуют необходимость заполнить информационный пробел, который возникает в вопросе, не дожидаясь какой-либо дополнительной уточняющей информации, содержащейся в остальной части предложения в относительном предложении. Вместо этого, как и в других случаях, когда есть отношения зависимости, система обработки стремится разрешить зависимость как можно скорее (например,грамм. Фрейзер и Клифтон, 1989). В более изученных случаях отношение зависимости, которое разрешается как можно скорее, заключалось в одном предложении, но в нашем эксперименте эта зависимость охватывает вопрос и ответ. Поэтому мы предлагаем использовать ту же упреждающую стратегию в этой менее простой перекрестной зависимости, которая встречается во внутрипредставительных зависимостях.

Эти конкретные результаты подтверждают и дополняют выводы Bornkessel et al.(2003) в отношении своего исследования ERP wh, пар вопрос-ответ на немецком языке. Bornkessel et al. отмеченный фокус не с помощью расщепленных конструкций, а путем манипулирования порядком субъекта и объекта (SOV против OSV) как в предыдущем контексте вопроса wh , так и в самом целевом предложении. Они обнаружили, что любой новый референт дискурса, введенный в целевое предложение, способный заполнить слот представления дискурса, открытый фразой wh в предыдущем вопросе, независимо от его падежных свойств, вызывал положительность между 280 и 480 мс после слова. начало.Bornkessel et al. независимо предположили, что вызванный ими положительный компонент был P3b. Они также наблюдали ту же реакцию, подобную P3b, на глагол последнего предложения целевого предложения, в котором был введен любой такой новый референт дискурса.

Путем сравнения английские материалы, использованные в нашем исследовании, выявили компонент, подобный P3b, в позиции существительного с ключом — независимо от того, был ли референт дискурса, появляющийся там, соответствовал фокусу или нет — а также в последнем слове предложения .На мгновение отвлекаясь от различий между Bornkessel et al. и результаты, представленные здесь, в этих двух исследованиях на разных языках, похоже, таковы: надежные индикаторы фокуса вызывают реакцию P3b в контексте предложения, как в самой позиции фокуса, так и в последнем слове предложения.

В Bornkessel et al. исследования, надежным показателем фокуса было введение нового референта дискурса, независимо от того, где он появился в предложении; в настоящем исследовании это была конструкция, содержащая синтаксическую позицию, зарезервированную исключительно для элементов, несущих фокус, независимо от уместности референта дискурса, который там появляется.В немецком языке дискурс-ориентированный индикатор фокуса, по-видимому, был достаточно надежным сигналом того, что отметка падежа на новом референте дискурса вступила в противоречие с обозначением падежа (и, следовательно, с назначением тематической роли и грамматических функций) в предшествующем году. -вопрос по большей части игнорировался. В английском языке синтаксический индикатор фокуса также, по-видимому, был достаточно надежным признаком того, что выделение фокуса референта дискурса было тематически и функционально неуместным (т.е. агент, а не испытывающий, и субъект, а не объект), как предполагалось в предыдущем вопросе, также в значительной степени игнорировалось.

В обоих исследованиях последнее слово предложений, содержащих такие надежные индикаторы сосредоточенности, также вызывало P3b. Bornkessel et al. (2003) были обеспокоены тем фактом, что последнее слово их целевых предложений, которое из-за основного порядка SOV в немецком языке всегда было глаголом, по-видимому, вызывало тот же компонент ERP, что и недавно введенный фокус: тот же глагол встречается в предыдущий wh -вопрос, и поэтому не может быть частью информационного фокуса ответа.Мы считаем, что это предполагаемое затруднительное положение объясняется и разрешается реакциями мозга на последние слова в наших англоязычных материалах. Обратите внимание, что в то время как последнее слово конгруэнтного условия было аналогичным глаголом ( Это был банкир, что королева заставила замолчать ), последнее слово несовместимого условия было вместо этого существительным ( Это была королева, которая заставила замолчать банкира ) . Более того, это последнее существительное несоответствующего условия содержало информационный фокус ответа, предоставляя, как и фактическую информацию, запрошенную в предыдущем вопросе wh .Независимо от этих различий, последние слова наших целевых предложений всегда вызывали позднюю позитивность, которую мы охарактеризовали как P3b.

Это означает, что в наших материалах P3b был вызван контрастивным фокусом в позиции расщелины, информационным фокусом в позиции конгруэнтного условия в конце предложения и данной и, следовательно, несфокусированной информацией (глагол) в предложение-конечное положение конгруэнтного условия. Мы предлагаем, в соответствии с предложениями Борнкесселя и др.(2003), что появление P3b в этих контекстах указывает на интеграцию сфокусированных составляющих, как при введении самого сфокусированного элемента, так и снова в конце предложения. Похоже, что это полностью соответствует общепринятому мнению о P3b как об общем ответе на доставку информации и разрешение неопределенности.

Эта интерпретация положительности, вызванной положением расщелины в наших материалах, также позволяет нам по-новому взглянуть на разницу N400 между конгруэнтными и неконгруэнтными условиями.С одной стороны, возможно, причина того, что формы волны, вызванные в этой позиции, не имеют характерного пика, часто обнаруживаемого при увеличении амплитуды N400, заключается в том, что этот компонент накладывается на эту большую положительность. С другой стороны, однако, возможно, разница заключается не в увеличении амплитуды N400 для неконгруэнтного состояния, а скорее в уменьшении положительной амплитуды во временном окне 200-500 мсек: неконгруэнтное условие вызывает меньшую положительность, связанную с информацией. завершение имени существительного в ключах по сравнению с условием конгруэнтности, поскольку информация, необходимая для ответа на вопрос, который понимающие ожидали на основе структуры предложения, фактически не предоставляется.Обнаружение несоответствующего слова в позиции фокуса может, таким образом, ограничить объем интеграционной обработки, которая может произойти в этой точке предложения.

Если это так, то можно было бы предсказать различия между условиями в последнем слове, что подтверждается лишь частично, с небольшой, маргинальной разницей в поздней положительной амплитуде. Однако в самом расщепленном существительном кажется, что различия между конгруэнтными и неконгруэнтными условиями простираются, по крайней мере, незначительно, за пределы временных рамок 200-500 мс.Таким образом, мы не можем полностью исключить эту альтернативную возможность.

При любой интерпретации эффекта N400 наши результаты показывают, что участники действительно имеют немедленную реакцию на нарушения ожиданий, основанные в первую очередь на информационной структуре и статусе референтов дискурса. Обработка информации частично управляется информационной структурой (синтаксически реализуемой в наших материалах через конструкции расщелины) и прерывается, когда слово, референту которого не может быть назначен фокус, помещается в позицию, обозначающую фокус.

Выводы

В этой статье мы исследовали последствия обработки нарушения информационно-структурных ограничений в парах wh -вопрос и ответ, и, в частности, ответ ERP, вызванный визуально представленными предложениями с ключом, когда заглавное существительное с ключом фраза несовместима с целенаправленной интерпретацией. Основываясь на предыдущей работе, можно было предсказать несколько возможных реакций мозга: (а) усиленный поздний положительный ответ на существительное со скрещенной головой как для неконгруэнтных (несовместимых с фокусом), так и конгруэнтных (совместимых с фокусом) состояний, (б) нет немедленной разницы в существительное с ключицей в форме головы между конгруэнтным и неконгруэнтным условиями, (c) больший ответ N400 для неконгруэнтного существительного по сравнению с конгруэнтным существительным, и (d) увеличение P600 / поздней положительной амплитуды для неконгруэнтного существительного по сравнению с конгруэнтным.

Наши результаты показали два ответа: повышенная положительность между 200 и 800 мсек на существительное с ключицей для обоих условий, которое было похоже на положительность, наблюдаемую в последнем слове предложения и не обнаруженную ни в каких других словах предложения, и большая негативность между 200 и 500 мсек после появления несовместимого заглавного существительного по сравнению с конгруэнтным. Эти результаты предполагают, что понимающие используют структурно-информационные ограничения (наряду с другими ранее обсуждавшимися ограничениями) во время онлайн-обработки двумя способами.Во-первых, позитивность предполагает, что статус фокуса, закодированный заглавным существительным зашифрованной предикатной фразы ( это было X ), позволяет понимающим интегрировать новую информацию способом, который может быть похож на интеграцию, которая происходит во время окончательной обработки предложения. Эти результаты хорошо согласуются с выводами Борнкесселя и др. (2003) об увеличении положительной амплитуды в ответ на словосочетания с существительными, которые могут выполнять роль, открытую предыдущим вопросом wh . Во-вторых, эффект N400 предполагает, что статус фокуса может повлиять на ожидания понимающих относительно идентичности предстоящих слов.Предыдущая работа (Hruska et al., 2000) не наблюдала такого эффекта, когда фокус был отмечен просодически (а не структурно), что предполагает, что выделение выделенного фокуса посредством расщепления может быть важным фактором, влияющим на процессинг. Кроме того, этот результат демонстрирует необходимость осторожности при рассмотрении различных экземпляров абстрактных категорий, таких как фокус: не все виды фокуса вызывают одинаковый ответ обработки, даже в очень похожих языковых средах.

Из наших результатов не совсем ясно, действительно ли это увеличение отрицательной амплитуды является эффектом N400, наложенным на положительность, вызванную отмеченным фокусом элементом, или на самом деле является модуляцией поздней положительности (например.g., P3b) сам. Обнаружение увеличения амплитуды N400 в этих условиях предполагает, что лексическая обработка чувствительна не только к четко установленным ограничениям, основанным на семантическом контексте, но также и к структурным ограничениям информации, таким как статус фокуса. Это согласуется с другими недавними результатами (DeLong, Urbach & Kutas, 2005), которые показывают, что активность в течение временного окна N400 является чувствительной к несемантически обоснованным формальным факторам, таким как тип детерминатора. Необходима дальнейшая работа, чтобы точно установить, как ограничения фокуса взаимодействуют с другими факторами, которые модулируют активность N400 и сопутствующие нейронные процессы, отражающиеся на коже черепа.В любом случае, тот факт, что слово в скобках в этих структурах, независимо от того, соответствует ли фокус или несоответствующий, вызывало реакцию, указывает на то, что понимающие действительно обрабатывают предложения на информационном структурном уровне: большая положительность в ERP по отношению к обоим существительным с ключом показывает нам, что читатели сосредоточили свое внимание на этом слове, потому что ожидали, что оно будет информативным, т. е. дающим ответ на только что заданный вопрос.

Благодарности

Эта работа была поддержана следующими грантами: NICHD22614 и AG08313 Марте Кутас, NIHDC02503-01A1 Роберту Клуендеру и Национальный научный фонд BCS-0131946 и BCS-0131993 Марии Полински.Авторы хотели бы поблагодарить Джулию Кейгл и Еву Морено за помощь в сборе данных, а также двух анонимных рецензентов за их комментарии к более раннему черновику этой статьи.

Сноски

1 Это формальный вариант другой конструкции фокуса на английском языке, называемый « wh, -cleft» или «псевдо-расщелина» (Ross, 1986: 233-234), показанный в (i ).

  1. Что ели салат в вашем саду, олени или кролики?

    1. Салат ели кролики.

    2. # Кролики ели салат.

2 На первый взгляд это предсказание, кажется, ставится под сомнение тем фактом, что Bornkessel et al. (2003) не сообщили о таком ответе, когда референт дискурса, вновь представленный как фокус ответа, не соответствовал характеристикам падежа — и, следовательно, тематической роли — фразы wh , которой он соответствовал в предыдущем wh — вопрос. Однако, как отмечает Bornkessel et al.отметил, что ответы этого типа, в которых признаки не совпадают, не были «истинными нарушениями в том смысле, что они являются неудачными в контексте соответствующих вопросов». (2003: 874, сноска 4). Всем целевым предложениям, которые были представлены визуально, можно было придать законное субвокализованное противопоставление фокуса, в котором тематические отношения, ожидаемые из контекста предыдущего вопроса, были явно перевернуты.

3 Пять каналов были включены в каждый квадрант: левый фронтальный (LLPf, LLFr, LMPf, LMFr и LDFr), правый фронтальный (RLPf, RLFr, RMPf, RMFr и RDFr), левый задний (LLTe, LMCe, LDCe LDPa) и LMOc) и правой задней части (RLTe, RMCe, RDCe RDPa и RMOc).

Информация для авторов

Х. Винд Коулз, Университет Флориды.

Роберт Клуендер, Калифорнийский университет в Сан-Диего.

Марта Кутас, Калифорнийский университет в Сан-Диего.

Мария Полински, Калифорнийский университет в Сан-Диего.

Ссылки

  • Борнкессель И., Шлезевский М., Фридеричи А. Контекстная информация модулировала начальные процессы синтаксической интеграции: роль межпредметных предсказаний по сравнению с внутренними. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание.2003. 29: 871–882. [PubMed] [Google Scholar]
  • Борнкессель И., МакЭлри Б., Шлезевски М., Фридеричи А. Многоплановый вклад в прочность садовой дорожки: отделение структуры фразы от разметки. Журнал памяти и языка. 2004. 51: 495–522. [Google Scholar]
  • Браун С., Хагоорт П. Обрабатывающий характер N400: данные замаскированного грунтования. Журнал когнитивной неврологии. 1993; 5: 34–44. [PubMed] [Google Scholar]
  • Делонг К., Урбах Т., Кутас М. Вероятностная предварительная активация слова во время понимания речи на основе электрической активности мозга.Nature Neuroscience 2005 [PubMed] [Google Scholar]
  • Эртещик-Шир Н. Динамика структуры фокуса. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1997. [Google Scholar]
  • Федермайер К., Кутас М. Роза под любым другим названием: структура долговременной памяти и обработка предложений. Журнал памяти и языка. 1999; 41: 469–495. [Google Scholar]
  • Fiebach CJ, Schlesewsky M, Friederici AD. Разделение затрат синтаксической памяти и затрат синтаксической интеграции во время синтаксического анализа: обработка немецких WH-вопросов.Журнал памяти и языка. 2002. 74: 250–272. [Google Scholar]
  • Фрейзер Л., Клифтон К., мл. Последовательная цикличность в грамматике и синтаксическом анализаторе. Язык и когнитивные процессы. 1989. 4: 93–126. [Google Scholar]
  • Frisch S, Schlesewsky M. N400 отражает проблемы тематической иерархии. NeuroReport. 2001. 12 (15): 3391–3394. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фриш С., Шлезевский М. Разрешение конфликтных ситуаций с нейрофизиологической точки зрения. Когнитивные исследования мозга.2005. 25: 484–498. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хагоорт П., Браун С.М., Гротузен Дж. Синтаксический положительный сдвиг (SPS) как мера синтаксической обработки ERP. Язык и когнитивные процессы. 1993. 8: 439–483. [Google Scholar]
  • Hagoort P, Hald L, Bastiaansen M, Petersson KM. Интеграция значения слова и знания мира в понимании языка. Наука. 2004. 304: 438–441. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хукс Дж.С.Дж., Стоу Л.А., Доеденс Г. Видение слов в контексте: взаимодействие лексической информации и информации на уровне предложения во время чтения.Когнитивные исследования мозга. 2004; 19: 59–73. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хопф Дж. М., Байер Дж., Бадер М., Мэн М. Связанные с событиями мозговые потенциалы и информация о случаях в синтаксической неоднозначности. Журнал когнитивной неврологии. 1998. 10 (2): 264–280. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hruska, Steinhauer, Alter, Steube ERP Эффекты акцентов предложения и нарушения информационной структуры; Плакат, представленный на 13-й ежегодной конференции CUNY по обработке приговоров человека; Сан-Диего, Калифорния. 2000 г.[Google Scholar]
  • Каан Э., Харрис Э., Гибсон Э., Холкомб П. P600 как показатель сложности синтаксической интеграции. Язык и когнитивные процессы. 2000; 15: 159–201. [Google Scholar]
  • Ким А., Остерхаут Л. Независимость комбинаторной семантической обработки: данные, полученные от связанных с событием потенциалов. Журнал памяти и языка. 2005. 52: 205–222. [Google Scholar]
  • Поцелуй К. Идентификационный фокус или информационный фокус. Язык. 1998. 74 (2): 245–273. [Google Scholar]
  • Kluender R, Kutas M.Подчинение как феномен обработки. Язык и когнитивные процессы. 1993. 8: 573–633. [Google Scholar]
  • Kolk HHJ, Chwilla DJ, van Herten M, Oor PJW. Структура и ограниченная способность вербальной рабочей памяти: исследование с потенциалом, связанным с событием. Мозг и язык. 2003. 85: 1–36. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kucera, Francis WN. Вычислительный анализ современного американского английского. Провиденс: издательство Университета Брауна; 1967. [Google Scholar]
  • Куперберг Г.Р., Ситникова Т., Каплан Д., Холкомб П.Дж.Электрофизиологические различия в обработке концептуальных отношений в простых предложениях. Когнитивные исследования мозга. 2003. 17: 117–129. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кутас М., Федермайер К. Электрофизиология раскрывает использование семантической памяти для понимания языка. Тенденции в когнитивных науках. 2000. 4: 463–470. [PubMed] [Google Scholar]
  • Kutas M, Hillyard SA. Связанные с событием потенциалы мозга к семантически несоответствующим и удивительно крупным словам. Биологическая психология. 1980; 11: 99–116.[PubMed] [Google Scholar]
  • Kutas M, Hillyard SA. Потенциалы мозга во время чтения отражают ожидание слова и смысловую ассоциацию. Природа. 1984. 307: 161–163. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кутас М., Ван Петтен С. Психолингвистика наэлектризована: исследования потенциала мозга, связанного с событием. В: Гернсбахер М.А., редактор. Справочник по психолингвистике. Академическая пресса; 1994. С. 83–143. [Google Scholar]
  • Lambrecht K, Polinsky M. In: Singer Kora et al., Editors. Типологические вариации в конструкциях «предложение-фокус»; Материалы тридцать третьего ежегодного собрания Чикагского лингвистического общества.Доклады секций; Чикаго, Иллинойс. 1997. С. 189–206. [Google Scholar]
  • Ламбрехт К. Информационная структура и форма предложения Теория темы, фокуса и ментальных представлений референтов дискурса. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1994. [Google Scholar]
  • Lambrecht K. Основа для анализа конструкций трещин. Лингвистика. 2001; 39: 463–516. [Google Scholar]
  • MacDonald MC, Pearlmutter NJ, Seidenberg MS. Лексическая природа разрешения синтаксической неоднозначности.Психологический обзор. 1994; 101: 676–703. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маккиннон Р., Остерхаут Л. Ограничения на феномены движения при обработке предложений: данные, полученные на основе связанных с событиями потенциалов мозга. Язык и когнитивные процессы. 1996. 11 (5): 495–523. [Google Scholar]
  • Мюнте Т.Ф., Хайнце Х.Дж., Мацке М., Виринга Б.М., Йоханнес С. Еще раз: потенциалы мозга и синтаксические нарушения: нет доказательств специфичности синтаксического положительного сдвига. Нейропсихология. 1998. 36: 217–226. [PubMed] [Google Scholar]
  • Невилл Х. Дж., Миллс Д. Л., Лоусон Д.Разделение языка: разные нейронные подсистемы с разными периодами чувствительности. Кора головного мозга. 1992; 2: 244–258. [PubMed] [Google Scholar]
  • Невилл Х. Дж., Никол Дж. Л., Барсс А., Форстер К. И., Гарретт М. Ф. Синтаксически основанные классы обработки предложений: данные о потенциале мозга, связанном с событиями. Журнал когнитивной неврологии. 1991; 3: 151–165. [PubMed] [Google Scholar]
  • Nieuwenhuis S, Aston-Jones G, Cohen JD. Принятие решений, P3 и голубое пятно-норадреналиновая система.Психологический бюллетень. 2005; 131: 510–532. [PubMed] [Google Scholar]
  • Остерхаут Л., Холкомб П. Связанные с событием потенциалы мозга, вызванные синтаксической аномалией. Журнал памяти и языка. 1992; 31: 785–806. [Google Scholar]
  • Pierrehumbert JB. Кандидатская диссертация. MIT; 1980. Фонология и фонетика английской интонации. [Google Scholar]
  • Рохемонт М. Фокус в генеративной грамматике. Джон Бенджаминс; Philadelphia: 1986. [Google Scholar]
  • Rochemont M. Фонологическая и структурная направленность.В: Culicover P, McNally L, редакторы. Синтаксис и семантика 29: Пределы синтаксиса. Академическая пресса; Сан-Диего: 1998. С. 337–364. [Google Scholar]
  • Росс-младший. Бесконечный синтаксис! Норвуд: Ablex; 1986. [Google Scholar]
  • Sedivy JC, Tanenhaus MK, Chambers C, Carlson G. Достижение возрастающей семантической интерпретации через контекстное представление. Познание. 1999; 71: 109–147. [PubMed] [Google Scholar]
  • Селкирк Э. Просодия предложений: интонация, ударение и фразировка. В: Голдсмит Дж, редактор.Справочник фонологической теории. Кембридж, Массачусетс: Blackwell Press; 1996. С. 550–569. [Google Scholar]
  • Sutton S, Braren M, Zubin J, John ER. Корреляты вызванного потенциала неопределенности стимула. Наука. 1965; 150: 1187–1188. [PubMed] [Google Scholar]
  • ван Беркум Дж., Хагоорт П., Браун С. Семантическая интеграция в предложениях и дискурсе: данные N400. Журнал когнитивной неврологии. 1999. 11 (6): 657–671. [PubMed] [Google Scholar]
  • van Berkum J, Zwitserlood P, Hagoort P, Brown C.Когда и как слушатели соотносят предложение с более широким дискурсом? Свидетельства эффекта N400. Когнитивные исследования мозга. 2003. 17: 701–718. [PubMed] [Google Scholar]
  • van Herten M, Kolk HHJ, Chwilla DJ. ERP-исследование эффектов P600, вызванных семантическими аномалиями. Когнитивные исследования мозга. 2005. 22: 241–255. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ван Петтен К., Кутас М. Взаимодействие между контекстом предложения и частотой слов в связанных с событиями потенциалах мозга. Память и познание. 1990; 18: 380–393.[PubMed] [Google Scholar]
  • Ван Петтен К., Кутас М. Влияние семантики и синтаксического контекста на слова открытого и закрытого классов. Память и познание. 1991; 19: 95–112. [PubMed] [Google Scholar]

Frontiers | Влияние типа нарушения соглашения и позиции произнесения на звуковую обработку субъектно-глагольного соглашения: исследование ERP

Введение

Большинство взрослых людей, говорящих на родном языке, могут мгновенно определить, является ли предложение грамматическим или нет, во время понимания предложения.Это удивительный подвиг, учитывая, что процессы, лежащие в основе понимания предложения, отнюдь не просты (например, Nichols, 1986; Nicol et al., 1997; Pearlmutter et al., 1999; Rayner and Clifton, 2009; Wagers et al., 2009). ). Например, при представлении таких предложений, как « Мальчик часто готовит на плите » или « Мальчики часто готовят на плите », носители английского языка должны отслеживать грамматическую информацию (т. Е. Число) предмета. именная фраза, чтобы определить, какая форма глагола подходит для продолжения предложения.Таким образом, в первом предложении глагол будет иметь склонение в единственном числе 3-го лица -s (3SG), тогда как во втором предложении глагол останется неизменным. Несоблюдение правильной формы глагола приводит к появлению неграмматических предложений, например: « Мальчик часто * готовит на плите » и «* Мальчики часто * готовят на плите». Этот феномен установления грамматических отношений между подлежащим и глаголом известен как согласование подлежащего и глагола (соглашение S-V).

Таким образом, считается, что знание правила согласования S-V способствует успешному пониманию предложения. Однако недавние исследования показывают, что существует ряд других факторов, таких как тип морфологического признака или синтаксическая сложность морфемы, которые взаимодействуют с обработкой грамматической информации во время понимания предложения в режиме онлайн (для обзора см. Molinaro et al. ., 2011). Одним из факторов, которому уделялось относительно мало внимания в исследованиях обработки соглашений, является относительная значимость восприятия из-за (i) просодического контекста целевого слова (медиальное высказывание vs.заключительное высказывание) и (ii) явность нарушения (ошибки бездействия или совершения). Таким образом, в настоящем исследовании изучалось, как эффекты восприятия из-за позиции высказывания и типа нарушения соглашения могут модулировать нейронные реакции на нарушения соглашения S-V во время понимания речи в режиме онлайн. Полученные данные способствуют нашему пониманию типов информации, которые влияют на понимание онлайн-предложений и имеют значение для дизайна исследования.

Хотя пока не известно, как значимость восприятия может повлиять на нейронные реакции на согласование SV, существует множество доказательств того, что положение целевого глагола в высказывании модулирует производство грамматических морфем маленькими детьми (например, Song et al., 2009 ; Theodore et al., 2011, 2012). Например, Song et al. (2009) заметили, что дети обычно более надежно воспроизводят морфемы единственного числа от третьего лица, когда глагол в конечном итоге возникает в произнесении, чем в произнесении медиально.Считается, что это связано с тем фактом, что слоги (и морфемы), возникающие при произнесении, в конечном итоге более продолжительны, чем те, которые возникают при произнесении медиально (Wightman et al., 1992; Hsieh et al., 1999; Christophe et al., 2003, 2004; Oller, 2005; Wagner, Watson, 2010). В результате эти более длинные морфемы финального высказывания могут также восприниматься лучше, чем медиальные морфемы высказывания.

Чтобы проверить эту гипотезу, Sundara et al. (2011) исследовали перцептивную чувствительность 2-летних детей к грамматическим (склонным) vs.неграмматические (неотраженные) глаголы единственного числа 3-го лица в конечной позиции высказывания и медиальной позиции высказывания в задаче на слуховую визуальную фиксацию (например, Сейчас он плачет против * Сейчас он плачет ; Он плачет сейчас vs. * He плачет сейчас ). Как и ожидалось, младенцы показали разницу во времени просмотра грамматических и неграмматических предложений, когда глагол и морфема в конечном итоге произнесены, но не произнесены медиально.Они интерпретировали эти результаты, чтобы предположить, что увеличенная продолжительность морфемы -s в конце высказывания предоставляет слушателям дополнительные акустические сигналы, повышая способность младенцев обнаруживать его присутствие и отсутствие грамматики. То есть младенцы были более чувствительны к отсутствующему произнесению морфемы, в конечном итоге, по сравнению с высказыванием медиально из-за большей перцептивной значимости морфемы в более длительной позиции финального высказывания. Однако Sundara et al. (2011) не исследовали, будут ли дети одинаково чувствительны к грамматическим нарушениям, связанным с ошибками совершения ( Теперь они плачут vs.* Теперь они плачут ; Они плачут сейчас vs. * Они плачут сейчас ).

Учитывая, что и пропуски, и ошибки приводят к нарушениям соглашения S-V, мы ожидаем, что слушатели будут одинаково чувствительны к грамматическому нарушению. Однако есть ряд причин предполагать, что слушатели могут быть более чувствительны к ошибкам совершения, чем к ошибкам упущения. Одно из предположений состоит в том, что слушатели часто воспринимают звуки речи, которые они ожидают услышать, даже когда они физически отсутствуют от стимулов, то есть восстановление фонемы (Warren, 1970).Это может затруднить обнаружение ошибок упущения, чем ошибок совершения, при которых в речь вставляется неожиданная морфема. Другое связанное предположение состоит в том, что при слуховом представлении восприятие и идентификация морфемы могут зависеть от ее физических характеристик, которые, в свою очередь, могут влиять на обнаружение нарушений соглашения. Таким образом, простое присутствие лишней морфемы -s в ошибках совершения делает нарушение более очевидным по сравнению с ошибками упущения.Следовательно, слушатели могут быть более чувствительны к явной ошибке. Однако, насколько нам известно, нет эмпирических данных, показывающих, как эффекты слухового восприятия из-за положения высказывания или типа нарушения соглашения влияют на нейронные реакции на обработку соглашения S-V во время понимания речи в режиме онлайн.

Одним из инструментов, идеально подходящих для изучения различных видов информации, которые модулируют понимание предложения в режиме онлайн, являются потенциалы, связанные с событием (ERP).ERP — это характерные паттерны изменения напряжения, извлеченные из электрической активности мозга, записанной на коже черепа, путем привязки электроэнцефалограммы (ЭЭГ) к предъявлению стимулов (Luck, 2014). Превосходное временное разрешение ERP позволяет исследовать природу и время процессов, лежащих в основе онлайн-вычисления грамматического согласия. Исследователи могут определить, отличаются ли процессы качественно или количественно, сравнивая формы волны ERP с точки зрения их полярности, амплитуды, задержки и распределения в скальпе.Данные исследований ERP демонстрируют, что взрослые носители языка чрезвычайно чувствительны к нарушениям соглашения S-V (Molinaro et al., 2011). Есть два компонента ERP, которые широко ассоциируются с обработкой нарушений соглашения S-V среди взрослых, говорящих на родном языке.

Первый — это негатив, который часто возникает между 300 и 500 мс после начала нарушения и, как было обнаружено, имеет левое переднее распределение волосистой части головы, известное как левое переднее негативное состояние (LAN) (например.g., Osterhout and Holcomb, 1992; Friederici et al., 1993; Коулсон и др., 1998; Хане и Фридеричи, 1999; Гюнтер и др., 2000; Каан и Свааб, 2002). Предполагается, что LAN отражает обнаружение морфо-синтаксических нарушений (Friederici et al., 1993; Osterhout et al., 1994, 1996; Hagoort et al., 2003; Bornkessel and Schlesewsky, 2006; Kos et al., 2010; Баттеринк и Невилл, 2013). Второй компонент ERP — это позитив, известный как P600, возникающий между 500 и 1000 мс после начала нарушения и часто наблюдаемый при центрально-заднем распределении волосистой части головы (например,g., Osterhout and Mobley, 1995) или с широким распространением на коже головы (например, Molinaro et al., 2011). P600 наблюдался после LAN (двухфазный эффект LAN / P600) или сам по себе (например, Osterhout and Mobley, 1995; Coulson et al., 1998; Hagoort and Brown, 2000; Kaan et al., 2000) и обычно понимается как отражение синтаксического повторного анализа или исправления (например, Hahne and Friederici, 1999, 2002; Gunter et al., 2000).

Основываясь на данных предыдущих исследований, которые коррелировали морфосинтаксическую обработку с LAN и P600, Friederici (2002) предложил нейрокогнитивную модель слухового понимания предложений.На эту модель влияют модели понимания предложений, основанные на синтаксисе, которые предполагают, что синтаксическая информация обрабатывается автономно, раньше любой другой (несинтаксической) информации (например, Frazier and Fodor, 1978). Модели, ориентированные на синтаксис, не учитывают точку зрения, согласно которой синтаксические и другие типы информации взаимодействуют на каждом этапе языковой обработки, как предполагают модели интерактивной обработки (например, Trueswell et al., 1993, 1994; Pickering and Garrod, 2007, 2013 ). Однако Friederici (2002) утверждает, что как автономная обработка, так и интерактивная обработка в принципе выполняются, но описывают разные фазы обработки во время понимания языка (т.е., рано или поздно). Таким образом, согласно модели Фридеричи, ранние стадии понимания предложения влекут за собой синтаксическую категоризацию, морфосинтаксическую сегментацию и тематическое распределение ролей; эти процессы коррелируют с эффектами ELAN, LAN и N400 соответственно (см. также Friederici, 2011). С другой стороны, поздняя стадия синтаксического повторного анализа влечет за собой интеграцию другой информации, имеющей отношение к интерпретации предложения; этот процесс коррелирует с эффектом P600.Таким образом, эта модель придает компонентам LAN и P600 функциональную интерпретацию, специфичную для каждого модуля. Кроме того, предложение этой модели предполагает, что локальная сеть будет более надежным и стабильным компонентом по сравнению с P600.

Однако модель понимания предложений Фридеричи не определяет, может ли природа входящей синтаксической и других типов информации модулировать эффекты LAN и P600, и каким образом. В результате модель была поставлена ​​под сомнение исследованиями, которые наблюдали, что эти эффекты ERP изменяются по своему присутствию, латентности, амплитуде и распределению в зависимости от характеристик рассматриваемых морфосинтаксических элементов.Например, некоторые исследования, изучающие обработку соглашений на языках, отличных от английского, сообщили об эффекте N400 вместо типичного эффекта LAN (например, Wicha et al., 2004). Другие не наблюдали LAN (например, Osterhout et al., 1994; Hagoort, Brown, 2000; Kaan et al., 2000; Kos et al., 2010). С другой стороны, хотя об эффекте P600 часто сообщают при нарушении договоренностей, в некоторых исследованиях об этом не сообщается (например, O’Rourke and Van Petten, 2011). Эта вариативная реализация эффектов LAN и P600 привела к тому, что некоторые ученые подвергли сомнению модульную функциональную интерпретацию этих компонентов ERP (обсуждение см. В Kaan and Swaab, 2002; Bornkessel-Schlesewsky et al., 2015; Таннер, 2015). Однако, несмотря на продолжающиеся споры о функциональном значении эффектов LAN и P600 (см. Также: Kolk and Chwilla, 2007; Kuperberg, 2007), в целом существует сильная корреляция между грамматическими нарушениями и наличием LAN и / или P600. у взрослых носителей языка (Molinaro et al., 2011). В следующих параграфах мы более подробно рассмотрим предыдущие исследования ERP, в которых изучалась обработка соглашений S-V, включающая флексионные нарушения, как показано в таблице 1.

Таблица 1. Сводка предыдущих исследований ERP по обработке нарушения соглашения S-V .

Последовательный вывод всех 10 исследований в Таблице 1 заключается в том, что нарушения соглашения S-V вызвали эффекты P600, хотя и с различными задержками, амплитудами и распределением в скальпе. Однако только в половине этих исследований также сообщалось о переднем левом негативе (LAN) или переднем негативе (AN), предшествующем P600. Вариабельность эффектов LAN часто объясняется различиями морфологических характеристик, в то время как эффект P600 объясняется тем, была ли задача пассивной или активной (например,g., Kolk and Chwilla, 2007) или было ли нарушение синтаксически простым или сложным (например, Kutas and Hillyard, 1983; O’Rourke and Van Petten, 2011). Однако исследования, представленные в таблице 1, также показывают, что эффекты P600, описанные в этих исследованиях, также различаются из-за ряда экспериментальных факторов, которые включают способ представления, положение нарушения и тип используемого нарушения соглашения. Например, исследования, в которых использовалась визуальная модальность, сообщили о локальной сети с задержкой начала около 300 мс и P600 около 500 мс.Напротив, в исследованиях, в которых использовалась слуховая модальность, сообщалось об эффектах ERP с более ранней задержкой начала. Например, (Shen et al., 2013) сообщил о LAN с началом около 140 мс, в то время как Hasting и Kotz (2008) сообщили о LAN с началом около 100 мс и P600 с задержкой начала около 300 мс.

Обычно предполагается, что эти эффекты градиента на латентность негативности отражают легкость обнаружения нарушения, тогда как эффекты P600 отражают скорость пересмотра или повторного анализа нарушения (Friederici, 1998).Таким образом, различные задержки, наблюдаемые между зрительной и слуховой модальностями, были интерпретированы, чтобы предположить, что модальность представления влияет на обработку нарушений соглашения S-V (например, Hasting and Kotz, 2008). Однако, Hasting и Kotz далее отметили, что точка временной привязки, используемая в исследованиях согласования S-V, также имеет значение, предполагая, что временная привязка в начале морфо-синтаксического нарушения вместо начала слова может вносить вклад в различия в латентности.

Помимо различий в задержке, возникающих между различными режимами представления, распределение волосистой части головы и размер компонента P600, о которых сообщалось в предыдущих исследованиях, также различаются в зависимости от синтаксической сложности.Например, разница между более длительными эффектами P600 (500–900 мс) с центрально-задним распределением, описанная Kos et al. (2010) и более короткие эффекты P600 (500–700 мс) с апостериорным распределением, описанные De Vincenzi et al. (2003) интерпретируются как функция типа сложности нарушения. Предполагается, что наблюдаемые различия в распределении волосистой части головы и размерах компонентов отражают степень участия мозга в синтаксическом повторном анализе (например, Osterhout et al., 2004). Было показано, что степень вовлечения мозга во время обработки предложения зависит от уровня сложности синтаксической интеграции (например, Kaan et al., 2000) или сложности задействованной синтаксической структуры (например, Coulson et al., 1998; Nevins et al., др., 2007; О’Рурк, Ван Петтен, 2011). Эти результаты показывают, что ERP идеально подходят для выявления факторов, которые модулируют обработку нарушений соглашения S-V во время понимания предложения. Однако они также указывают на то, что различные методологические аспекты эксперимента влияют на реализацию и интерпретацию компонентов ERP.

Вопрос о том, влияют ли различные типы нарушения соглашения и позиции высказывания на обработку нарушений соглашения S-V, поэтому важен, учитывая, что эти факторы по-разному использовались в предыдущих исследованиях. Однако изменчивость эффектов LAN и P600 никогда не рассматривалась в свете типа нарушения соглашения (ошибки упущения против ошибок совершения) и позиции высказывания (среднее против конечного). Например, Остерхаут и Мобли (1995) рассмотрели ошибки комиссии, т.е.е., лишнее добавление 3SG (например, должностные лица надежда / * надежды ….), встречающееся в предложении медиально, в парадигме визуальной модальности. Они сообщили о лево-передней негативности (LAN) с началом около 300 мс, за которой следует центрально-задний P600 с началом около 500 мс. Подобные двухфазные эффекты LAN / P600 наблюдались и в других исследованиях, в которых использовалась визуальная парадигма и положение предложения-медиальное, хотя они рассматривали как ошибки упущения, так и действия, которые были сведены вместе в анализе (например,г., Coulson et al., 1998). Напротив, Шен и др. (2013) рассматривали ошибки опущения, то есть пропуск 3SG (например, Ларри толкает / * толкает его …), происходящие медиально при произнесении в парадигме слуховой модальности. Они сообщили о двусторонней передней негативности (AN) с началом около 150 мс, за которой следует задний P600 с началом около 700 мс.

Аналогичным образом, ранние эффекты LAN наблюдались у Hasting and Kotz (2008), которые исследовали обработку нарушения соглашения на немецком языке с использованием слуховой модальности.Однако эффекты P600, наблюдаемые в их исследовании, имели раннюю задержку начала около 300 мс. Важно отметить, что исследование Хастинга и Коца отличалось от исследования Шена и др. (2013) в том, что он рассматривал нарушения соглашения S-V, связанные с ошибками замещения, которые произошли в позиции финального высказывания. Таким образом, хотя в этих исследованиях кажется, что модальность презентации модулировала латентность ERP, эти эффекты смешиваются с эффектами ошибок упущения или совершения. Более того, мы не знаем, приведут ли нарушения соглашения SV к заключительному высказыванию на английском к аналогичным эффектам, описанным в Hasting and Kotz (2008), учитывая, что ни одно из предыдущих исследований ERP не исследовало влияние положения высказывания на обработку нарушений соглашения SV во время понимание слуховых предложений в режиме онлайн.

Таким образом, вышеприведенное обсуждение мотивировало цель настоящего исследования двумя способами. Во-первых, на сегодняшний день в большинстве ERP-исследований согласования S-V стимулы представлены в визуальной модальности, при этом участники просматривают предложения, представленные по одному слову за раз. Хотя это позволяет точно синхронизировать начало отдельных слов и относительно просто реализовать, он явно сильно отличается от обычного чтения. Визуальная презентация также ограничивает исследования участниками, которые свободно читают.Таким образом, он не подходит для изучения грамматического развития детей раннего возраста и других особых групп населения, например, изучающих второй язык. Более того, понимание, полученное в результате исследований визуальной модальности, не всегда может быть легко переведено на слуховое представление.

Второе, связанное с первым, состоит в том, что несколько ERP-исследований согласия SV, проведенных в слуховой модальности, использовали ряд манипуляций со стимулами и разные языки и, возможно, в результате дали противоречивые результаты. .Первый, проведенный Хастингом и Котцем (2008), исследовал ошибки замены, возникающие в предложении медиально, на немецком языке. Они отметили раннюю локальную сеть с началом около 100 мс и ранний, но продолжительный положительный компонент с задержкой начала около 300 мс. Впоследствии Шен и др. (2013) рассмотрели ошибки пропусков (например, Ларри толкает / * толкают его …), встречающиеся в предложении медиально в английских предложениях. Они сообщили о ранней двусторонней передней негативности (AN) с началом около 150 мс, за которой следует задний P600 с началом около 700 мс.Возможно, что разные результаты могут быть связаны с разными экспериментальными планами, используемыми в этих исследованиях, например, манипуляциями со стимулами и позицией произнесения. Однако ни одно исследование ERP не изучало эти факторы систематически в одном и том же исследовании, чтобы установить, могут ли они повлиять на нейронные реакции на согласование S-V во время понимания речи в режиме онлайн и каким образом.

Таким образом, целью настоящего исследования было использование ERP для систематического изучения влияния типа нарушения соглашения и положения высказывания на нейронные реакции слушателей на нарушение соглашения S-V на английском языке.Чтобы достичь этого, мы записали ответы слушателей ERP на грамматические и грамматические предложения, в которых нарушения соглашения S-V различались в зависимости от положения высказывания (медиальное или конечное), в котором они произошли. Кроме того, тип нарушения соглашения различается в зависимости от того, были ли 3SG пропущены (ошибки упущения) или добавлены излишне (ошибки комиссии), как показано в Таблице 2.

Таблица 2. Дизайн экспериментальных стимулов с примерами .

Манипулирование нарушениями соглашения S-V по типу нарушения соглашения и сбалансированному дизайну высказываний, как описано Штайнхауэром и Друри (2012).Однако, учитывая, что в нашем исследовании использовались речевые стимулы, мы приняли важное решение о том, как мы объединяем грамматические и неграмматические предложения для анализа. Вместо сравнения грамматических и неграмматических предложений, содержащих только целевой глагол (также известного как манипуляция целевым глаголом), как показано в Таблице 2, мы сравнили предложения, содержащие один и тот же целевой глагол, но различающиеся по контексту (также известные как манипуляции с контекстом), как показано в Таблице 3.

Таблица 3. Экспериментальные сравнения, использованные для анализа .

Таким образом, неграмматические глагольные формы без -S (ошибки пропуска) сравнивались с грамматическими глаголами без -S, в то время как неграмматические глагольные формы с лишним -S (ошибки совершения) сравнивались с грамматическими глагольными формами с -S. Таким образом, сравнения с манипуляциями контекста позволили избежать возможных искажающих эффектов акустического присутствия / отсутствия звука -S.

Основываясь на предыдущих результатах исследований ERP по обработке соглашений, мы предсказали, что нарушения соглашений S-V вызовут двухфазный эффект LAN / P600.Однако, если эффекты перцептуальной значимости модулируют чувствительность слушателей к нарушениям, мы ожидали, что слушатели могут быть более чувствительны к грамматическим формам глаголов с -S (ошибки совершения), чем к грамматическим формам глаголов без -S (ошибки упущения). из-за большей очевидности нарушения в восприятии. Мы также предположили, что ошибки согласования S-V, возникающие при произнесении, в конечном итоге вызовут более серьезные эффекты LAN / P600 по сравнению с ошибками, возникающими при произнесении медиально.

Методы

Заявление об этике

Комитет по этике исследований на людях Университета Маккуори одобрил экспериментальные методы, использованные в этом исследовании.Письменное информированное согласие было получено от всех участников до начала эксперимента.

Участников

Двадцать одноязычных взрослых, говорящих на австралийском английском (возрастной диапазон: 18-25 лет; средний возраст: 22; 11 женщин, 9 мужчин) приняли участие в этом исследовании. Участники были набраны из числа студентов университета. Все заполнили анкету о своем развитии и лингвистическом анамнезе перед участием в исследовании, и все были правшами, без клинических проявлений нарушений слуха или обучения.Они получали либо кредиты курса за участие, либо 20 долларов, если они не нуждались в кредитах курса. Восемь дополнительных участников были исключены из окончательного анализа из-за чрезмерных артефактов ERP (например, в результате потоотделения или слишком большого движения).

Стимулы

Слуховые стимулы включали 50 целевых глаголов CVC, которые можно было использовать непереходно как в средней, так и в конечной позициях предложения (например, Мальчик часто готовит на плите против Мальчик часто готовит ).Это обеспечивало возможность использования всех глаголов как в срединном, так и в конечном состоянии произнесения соответственно. Статус подкатегории глаголов был подтвержден пятью носителями английского языка. Были выбраны только те глаголы с высокой-средней частотой встречаемости, чтобы гарантировать знакомство и облегчить обработку. Критерием лексической частоты было то, что глаголы имели от 1 до 3 отсчетов в SUBLEX Log 10 CD (Hofmann et al., 2007). Кроме того, были выбраны только те глаголы, которые заканчивались глухой кодой / p /, / t /, / k /, чтобы гарантировать, что морфема склоняемого-s всегда реализовывалась в одном и том же аллофоническом состоянии (например,г., как / с /). Это облегчило последующее сращивание материалов и гарантировало, что все похожие элементы имеют одинаковую длину морфемы (см. Ниже). Поскольку стимулы позже были соединены с изображением, чтобы обеспечить визуальный контекст при прослушивании предложения, глаголы также должны были быть хорошо отображаемыми.

Глаголы были вставлены в предложения-носители, состоящие из односложных слов, что позволило контролировать длину высказывания и нагрузку на обработку. В предложениях-носителях было единственное число vs.множественное число при условии, чтобы разрешить манипуляции с типом нарушения соглашения (глагольная форма без -S / ошибки упущения по сравнению с глагольной формой с -S / ошибки комиссии). Глаголы появились в середине и конце предложения-носителя, чтобы создать условия произнесения-медиального и конечного высказывания, соответственно (как показано выше в Таблице 2). В срединной позиции высказывания за глаголом всегда следует предлог с началом гласной, чтобы избежать маскировки морфемы в предыдущем глаголе. Все стимулы предложения сопровождались карикатурными картинками, разработанными профессиональным художником-карикатуристом (см. Пример на рисунке 1).Рисунки имели постоянный уровень визуальной сложности, чтобы не отвлекать внимание от деталей. Цель изображений заключалась в том, чтобы удержать внимание участников и сосредоточить их глаза на экране компьютера, чтобы минимизировать движение головы (движения мышц вносят артефакты в данные ERP).

Рисунок 1. Пример изображений, используемых для глагола готовить / готовить .

В этом исследовании использовался дизайн 2 × 2 × 2 путем пересечения типа согласования и позиции произнесения с грамматичностью.Таким образом, каждый глагол появлялся в общей сложности в восьми условиях, что дало 50 тестовых заданий для каждого условия и всего 400 тестовых заданий. Помимо заданий, было проведено 44 испытания по улову. Все попытки улова были грамматическими и имели ту же структуру, что и предложения целевого носителя, но глаголы не полностью контролировались для структуры CVC (например, есть ). Эти отловы использовались в качестве пробной задачи, чтобы удерживать внимание участников во время эксперимента (см. «Задача и процедура» для получения дополнительной информации).

Подготовка звукового стимула

Все грамматические предложения были произнесены женщиной-носителем австралийского английского языка, обученной составлению предложений. Для контроля естественности и интонационного постоянства предложения читались в ответ на вопрос и сопровождающую его картинку. Например, все средние предложения были ответами на вопрос типа: « Что мальчики часто делают на плите ? (Ответ: Мальчики часто готовят на плите ).В заключительных условиях вопрос был следующим: « Чем часто занимаются мальчики? (ответ: Мальчики часто готовят ). Средние и окончательные условия были разделены на два списка, и все предложения в одном списке записывались вместе. Предложения были записаны с помощью Audacity (Audacity Team) в звукопоглощающей кабине с микрофоном Behringer C2 и усилителем USBPre-2. Записи были оцифрованы с частотой дискретизации 44 кГц (16 бит; моно). После записи предложения были нормализованы с помощью Audition C6 (Adobe Systems), а затем выделены в отдельные предложения с помощью Praat (Boersma and Weenink, 2012).

Вместо записи неграмматических предложений мы создали стимулы путем перекрестного сращивания грамматических произведений от начала глагола, как показано в Таблице 4. Все звуковые файлы были сращены по переходу через ноль от начала глагола с использованием Audition C6. (Adobe Systems). Эта процедура была призвана свести к минимуму возможность использования слушателями любых ранних акустических сигналов, чтобы различать грамматические и неграмматические условия. Предыдущие исследования с использованием парадигмы слуховой ЭЭГ показали, что запись инграмматических структур даже с обученным говорящим приводит к тонкому, но систематическому замедлению производства, а также к интонационным изменениям (Hasting and Kotz, 2008; Royle et al., 2013). Поэтому процедура склейки использовалась, чтобы избежать возможных акустических различий между грамматическими и неграмматическими предложениями до момента нарушения. Позднее высококвалифицированный фонетик оценил естественность всех стимулов.

Таблица 4. Точки сращивания и порядок создания некграмматических стимулов .

После объединения стимулов мы использовали Audition C6 (Adobe Systems) для изучения форм волны и вставки триггеров в отдельные звуковые файлы.Мы систематически использовали конец закрытия для кодовых остановок, а не конец пакетного выпуска, как точку фиксации времени для всех четырех условий. Это связано с тем, что быстрое высвобождение некоторых остановок кода, таких как / t /, не всегда четко идентифицируется, когда за ним следует трение (то есть морфема / s / 3SG). Установив временную привязку до конца закрытия, мы убедились, что точки временной привязки для грамматических и неграмматических предложений были идентичны во всех условиях. Спектрограммы на рисунке 2 иллюстрируют точки привязки по времени для грамматических и инграмматических условий, в которых были измененные и не изменяемые глагольные формы.Наличие одной и той же точки временной привязки гарантировало, что грамматические и инграмматические условия были сопоставимы с точки зрения того, где и когда проявлялись эффекты нарушения ERP как в медиальном, так и в конечном контексте.

Рис. 2. Типичные формы сигналов и спектрограммы, иллюстрирующие точку синхронизации, используемую для анализа ERP; (A) иллюстрирует глагол со склонением (cooks), а (B) — глагол со склонением (cook) . Пунктирная стрелка указывает на закрытие стопора орального стоп-кода / k /, а сплошная стрелка указывает на конец закрытия стопора, который использовался в качестве точки фиксации времени в грамматических и неграмматических условиях эксперимента.

Напомним, что одной из целей этого исследования было изучить влияние перцепционной значимости на чувствительность к нарушениям соглашения S-V. Критическим для этого эффекта является предсказание, что 3SG -s будут в конечном итоге более длинными высказываниями из-за удлинения финальной фразы. Чтобы убедиться в этом, мы использовали Praat для проведения акустических измерений продолжительности трения по всем 50 токенам 3SG −s. Как и ожидалось, -s в позиции финального высказывания в два раза длиннее, чем морфема произнесения медиально, со средней длительностью 238 мс (SD 28 мс) по сравнению с 114 мс (SD 22 мс).Парные t -тесты использовали для сравнения продолжительности -s в среднем и конечном положении, и, как и ожидалось, эта разница была статистически значимой: t (49) = -5,989, p <0,001. Это подтвердило, что морфема 3SG в положении финального высказывания была длиннее, чем морфема в медиальном состоянии высказывания.

Задачи и порядок действий

Участники были снабжены колпачком для электрода (Easycap, Brainworks, GmbH), когда они сидели в удобном плюшевом кресле на расстоянии одного метра от экрана компьютера с ЭЛТ в тускло освещенной, звукопоглощающей и электромагнитно защищенной комнате.Сигналы ЭЭГ записывались непрерывно, пока участники слушали предложения. Их проинструктировали внимательно слушать все предложения и немедленно нажимать данную кнопку ответа, когда они слышали в предложении слова « cut / cuts» или « eat / eats» . Эти глаголы использовались в качестве пробных попыток, в то время как задача нажатия кнопки не позволяла участникам выполнять явные грамматические суждения. Таким образом, это пробное задание использовалось, чтобы отвлечь участников от концентрации на грамматичности предложений, не мешая естественному процессу понимания (Dragoy et al., 2012).

Предложения и соответствующие им изображения были представлены с использованием презентации (нейроповеденческие системы), которая также записывала ответы (совпадения, промахи и ложные срабатывания) на тестовое задание. Эти поведенческие реакции помогли нам определить, занимались ли участники заданием. Предложения были представлены через два звуковых динамика с интенсивностью 75 дБ SPL, в то время как совпадающие изображения появлялись на экране. Динамики располагались слева и справа от экрана компьютера.

Предложения были сгруппированы в медиальный и окончательный списки, в каждом из которых было два 10-минутных блока. В каждом блоке было 111 предложений с сопровождающими картинками. Списки были представлены отдельно, чтобы не смешивать средние и конечные условия, поскольку они имели разную длину слова. Блокируя презентацию, мы также контролировали возможность того, что транзитивность медиального состояния (глагол + предложная фраза) будет влиять на интерпретацию участниками заключительных предложений, поскольку в этом случае они могли бы ожидать наличия предложной фразы.Это было особенно важно, учитывая, что одной из целей этого исследования было изучение эффектов положения высказывания, мы должны были минимизировать любые возможные затруднения. Чтобы контролировать эффекты списка презентаций, порядок блоков был уравновешен среди участников, так что половина участников сначала слышала медиальный-финальный порядок, а другая половина сначала имела финальный-средний порядок.

В каждом блоке порядок представления предложения / изображения был псевдослучайным с ограничением, что один и тот же глагол не встречается последовательно.В начале первого блока каждого списка были представлены два испытания улова, и представление было псевдорандомизировано с ограничением, что они происходят после пяти-восьми последовательных целевых элементов в пределах блока. Изображение глаза появлялось на экране через ~ 1000 мс после окончания каждого предложения для контроля моргания глаз и оставалось на экране в течение 1000 мс. Участников просили не моргать во время представления предложений, но моргать, когда изображение глаза появлялось на экране.Их также просили сидеть спокойно во время предъявления предложений, чтобы избежать артефактов движения во время записи ЭЭГ. В предложениях был интервал между стимулами 3 с. В конце каждого блока делался небольшой перерыв. Продолжительность перерыва определялась участником. В целом эксперимент длился около 60 мин.

Запись данных ЭЭГ

Непрерывная ЭЭГ регистрировалась с помощью SCAN 4.5 (Compumedics Ltd., США) с 64 электродов Ag / AgCl для скальпа, установленных на колпачке электрода (Easycap, Brainworks, GmbH) в соответствии с системой International 10–20 (Jasper, 1958: Fpz , Fz, FCz, Cz, CPz, Pz, POz, Oz, Fp1 / 2, F7 / 5/3/1/2/4/6/8, FT7 / 8, FC5 / 3/1/2/4/6 , T7 / 8, C5 / 3/1/2/4/6, M1 / ​​2, TP7 / 8, CB1 / 2, CP5 / 3/1/2/4/6, P7 / 5/3/1/2 / 4/6/8, PO7 / 5/3/4/6/8, O1 / 2).Дополнительные электроды помещали выше и ниже левой орбиты и на внешний угол глазной щели каждого глаза для мониторинга электроокулографической (ЭОГ) активности с биполярной записью. Заземляющий электрод располагался между Fpz и Fz. Сопротивление электродов регулировали до уровня ниже 10 кОм. Электрическая активность регистрировалась с обоих сосцевидных отростков, причем левый сосцевидный отросток (M1) служил в качестве онлайн-ссылки. Сигнал с ЭЭГ оцифровывался с частотой дискретизации 1000 Гц и фильтровался полосовым фильтром 0,05–100 Гц с использованием усилителя постоянного тока Neuroscan SynAmps2 (Compumedics Ltd., СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ).

Обработка данных ЭЭГ

Оцифрованные данные были обработаны в автономном режиме в Matlab (версия R2013b: MathWorks, Machussets, США) с использованием набора инструментов Fieldtrip (Oostenveld et al., 2010: версия 2014-08-24). Данные были разделены на испытания длительностью 1000 мс, включая интервал перед стимулом 100 мс, а затем отфильтрованы с полосой пропускания Баттерворта 0,05–20 Гц для анализа независимых компонентов (ICA). Экстремальные испытания с амплитудами более ± 300 мкВ были удалены перед включением всех испытаний в ICA.Целью ICA было выявление любых компонентов, напоминающих моргание глаз, горизонтальные движения глаз, шумные каналы и другие фокальные артефакты. Затем идентифицированные компоненты математически удалялись из данных, и сигналы проецировались обратно на исходные нефильтрованные данные. После ICA каждый канал был повторно привязан к средним сосцевидным отросткам, и базовая линия была скорректирована с использованием интервала до стимула 100 мс. Испытания с артефактами, превышающими 100 мкВ, с трендами более 75 мкВ, или с аномальными распределениями или невероятными данными, превышающими пять SD , также были отклонены.Эта процедура удалила в общей сложности 172 испытания или (0,46% от всех испытаний) из восьми экспериментальных условий: 21 срединно-единственное грамматическое, 24 срединно-единственное неграмматическое (пропуск), 23 конечное-единственное грамматическое, 19 конечное-единственное грамматическое (пропуски) ), 21 срединно-множественное число грамматических, 22 срединно-множественных грамматических (комиссия), 24 конечных-множественных грамматических и 18 конечных множественных грамматических (комиссия). Не было достоверной разницы между количеством отклоненных испытаний в разных условиях.Остальные испытания в каждом из этих условий были усреднены для каждого участника, а затем были вычислены общие средние значения для каждого из условий.

Анализ данных ЭЭГ

Важным решением при проведении анализа данных было то, как сочетать неграмматические предложения с соответствующими грамматическими предложениями. Например, безграмотное предложение « Мальчики часто готовят на плите» можно сочетать с « Мальчики часто готовят на плите», сохраняя контекст согласованным, но меняя склонение глагола.Однако в слуховых исследованиях это влечет за собой, что эффекты грамматичности смешиваются с различиями в акустическом содержании после основы глагола с точки зрения как наличия / отсутствия -s, так и времени последующего слова. Это, в свою очередь, означает, что влияние «грамматичности» на ERP может возникнуть даже тогда, когда участники нечувствительны к грамматическому нарушению. Поэтому вместо этого мы решили манипулировать контекстом, сохраняя постоянное склонение глагола, сравнивая грамматическое и глагольное.грамматические глаголы в единственном и множественном числе. (например, Мальчик часто готовит на плите vs. Мальчики часто готовят на плите ). Это устраняет любую потенциальную акустическую путаницу после глагола. Хотя манипуляции с контекстом сами по себе могут представлять собой акустические помехи, влияющие на базовый уровень до стимула, их следует минимизировать с помощью промежуточного наречия (см. Steinhauer and Drury, 2012) для обсуждения влияния контекстных / целевых манипуляций на обработку синтаксических нарушений).

Еще одним важным решением был объективный выбор подходящего временного окна для наших слуховых данных ERP, чтобы мы могли проводить прямые сравнения между условиями. Как обсуждалось во введении, для исследований с использованием визуальной и слуховой модальности сообщалось о различных латентных периодах ERP (см. Обзор литературы в таблице 1). Таким образом, вместо того, чтобы полагаться на априорные временные окна, связанные с (L) AN или P600, мы использовали непараметрические кластерные перестановочные тесты (Maris and Oostenveld, 2007), чтобы определить временные окна, в которых существенные эффекты грамматичности присутствовали в большом усредненные данные схлопывались по типу (пропуск vs.комиссия) и положение (высказывание-медиальное vs. высказывание-финальное). Как описано Maris and Oostenveld (2007), кластерный тест перестановки сначала определяет точки выборки с t-статистикой, превышающей критический порог ( p <0,05, двусторонний). Затем кластеры формируются путем соединения важных точек выборки на основе пространственной и временной смежности. Это делается отдельно для точек отбора проб с положительными и отрицательными значениями t . Затем вычисляется максимальная статистика теста на уровне кластера (сумма всех индивидуальных значений t в кластере) для генерации распределений перестановок, одного для положительных кластеров и одного для отрицательных кластеров, на основе 1000 случайных разделов.Значимость кластера определяется тем, попал ли он в самый высокий или самый низкий 2,5-й процентиль соответствующего распределения. Чтобы предвосхитить наши результаты, мы выделили два важных кластера, соответствующих AN и P600.

Для каждого компонента мы затем выполнили MANOVA с повторными измерениями, используя грамматичность, форму глагола, положение и интересующую область (ROI) в качестве переменных внутри субъекта. Мы определили девять областей интереса, взяв в скобках средства электродов: [передняя средняя линия (Fz, FCz), центральная средняя линия (Cz, CPz), задняя средняя линия (Pz, POz), передняя левая линия (F7, F5, F3, FT7, FC5, FC3), центральный левый (C3, C5, T7, CP3, CP5, TP7), задний левый (P7, P5, P3, PO7, PO5, PO3), передний правый (F4, F6, F8, FC4, FC6, FT8), центральный правый (C4, C6, T8, CP4, CP6, TP8), задний правый (P8, P4, P6, PO4, PO6, PO8)].Эти группы электродов показаны на Рисунке 3.

Рис. 3. Примерное размещение электродов, включенных в анализ областей интересов (ROI) для MANOVA . Прямоугольники указывают уровни, используемые для обозначения девяти областей интереса [передняя средняя линия (Fz, FCz), центральная средняя линия (Cz, CPz), задняя средняя линия (Pz, POz), передняя левая линия (F7, F5, F3, FT7, FC5, FC3). ), центральный левый (C3, C5, T7, CP3, CP5, TP7), задний левый (P7, P5, P3, PO7, PO5, PO3), передний правый (F4, F6, F8, FC4, FC6, FT8), центральный правый (C4, C6, T8, CP4, CP6, TP8), задний правый (P8, P4, P6, PO4, PO6, PO8)].

Сначала мы представляем результаты кластерных перестановок, а затем процедуру и результаты для MANOVA. Обратите внимание, что статистический анализ был проведен на исходных нефильтрованных данных, но для целей презентации формы сигналов ERP, представленные в этой статье, были отфильтрованы с использованием фильтра нижних частот с частотой 40 Гц.

Результаты

Влияние грамматики

Основная цель этого исследования заключалась в том, чтобы проверить, будут ли взрослые носители английского языка быть чувствительными к нарушениям соглашения SV, как часто сообщалось в предыдущих исследованиях, где обычно существует сильная корреляция между грамматическими нарушениями и наличием (L) AN и / или P600 у взрослых L1 (Molinaro et al., 2011). Тем не менее, мы также попытались выяснить, будут ли эти реакции модулироваться относительной перцептивной значимостью нарушений согласования SV в зависимости от позиции высказывания (медиальное или конечное) и типа нарушения соглашения , где форма глагола возникла без −S (ошибки упущения) или с лишним −S (ошибки совершения). Мы начинаем с отчета о результатах кластерных тестов на перестановку, в которых сравнивались формы волны общего среднего ERP грамматического условия с некими грамматическими условиями (свернутыми по типу соглашения и позиции высказывания).Эффекты грамматичности показаны на девяти типичных электродах (соответствующих положениям F3, Fz, F4; C3, Cz, C4 и P3, Pz, P4 в стандартной установке 10–20) на Рисунке 4, где также показаны топографические карты, показывающие распределение и динамику значимых кластеров.

Рис. 4. Формы сигналов общего среднего ERP для грамматических и инграмматических условий по позициям и типу нарушения соглашения на электродах F3, Fz, F4, C3, Cz, C4, P3, Pz и P4 и топографические карты значимых ERP Эффекты .Первый ряд рисунка показывает передние электроды, второй ряд показывает центральные электроды, а третий ряд показывает задние электроды. ERP привязаны по времени к смещению основы глагола (конец закрытия остановки), а положительность отображается вверх. На топографических картах показано распределение напряжения мозга для отрицательного и положительного кластеров. Эти карты были получены путем интерполяции с 64 электродов и вычислены путем вычитания общих средних грамматических значений из неграмматических условий.Электроды в значимых кластерах выделены черным кружком, а электроды F3, Fz, F4, C3, Cz, C4, P3, Pz и P4 в значимых кластерах выделены белым кругом. Временные окна для значимых кластеров выделены серым цветом над осциллограммами.

Визуальный осмотр форм волны показывает, что по сравнению с грамматическими глаголами, грамматические глаголы вызывают двустороннюю отрицательную форму волны над передне-центральными электродами, за которой следует положительная волна над центрально-задними электродами.Статистический анализ с использованием тестов перестановки на основе кластеров показал, что контрасты, наблюдаемые для грамматических и неграмматических глаголов, дали значительный отрицательный кластер ( p = 0,036) между 130 и 210 мс в передне-центральных электродах и значимый положительный кластер . ( p <0,0001) между 350 и 590 мс с центрально-задним распределением.

MANOVA: Влияние типа соглашения и позиции высказывания

Формы сигналов для каждого из четырех условий показаны на рисунках 6–9.Установив наличие эффекта грамматичности, мы затем выполнили MANOVA для двух значимых временных окон (130–210 мс и 350–590 мс), чтобы проверить взаимосвязь между грамматичностью и типом нарушения соглашения, позицией высказывания и ROI. Результаты двух MANOVA представлены в таблице 5.

Таблица 5. Результаты Omnibus MANOVA для временных окон 130–210 мс и 350–590 мс .

130–210 мс Временное окно

В соответствии с кластерным анализом, MANOVA показал главный эффект грамматичности.Однако отсутствие каких-либо взаимодействий, связанных с грамматичностью, указывает на то, что реакция на грамматические и неграмматические условия была одинаковой независимо от формы глагола или положения.

Главный эффект формы глагола и взаимодействие между формой глагола и областью интереса предполагает, что ответ в этом раннем временном окне значительно отличался в зависимости от формы глагола (наличие или отсутствие -S) независимо от грамматичности. Последующие попарные тесты t показали, что глагольных форм без S вызвали большую негативность по сравнению с глагольными формами с S в передней левой области [ t (19 ) = −2.118, p <0,05], и центрально-средняя область [ t (19) = -3,818, p <0,005].

Значительное взаимодействие между положением и областью интереса предполагает, что средняя амплитуда отрицательности также различалась по электродам в зависимости от положения высказывания. Последующие парные t -тесты для взаимодействия «Позиция» и «ROI» показали, что глаголы в положении «произнесение-медиальное» вызывают больше негативности по сравнению с глаголами в конечной позиции высказывания в передней-средней области [ t (19) = −2.494, p <0,05], передне-левая область [ t (19) = −2,438, p <0,005) и передняя правая область [ t (19) = -3,017 , p <0,005].

Таким образом, эти результаты предполагают, что распределение негативности, наблюдаемое в кластерной перестановке, варьировалось из-за глагольной формы и положения произнесения. Однако отсутствие взаимодействий грамматичности в этом временном окне предполагает, что, хотя средняя амплитуда отрицательности варьировалась по электродам из-за типа глагольной формы и положения произнесения, разница между грамматическими и грамматическими условиями была одинаковой в обоих типах глагольная форма и позиции.

350–590 мс Временное окно

Статистический анализ для этого временного окна показал основные эффекты грамматичности, формы глагола и положения. Не было взаимодействий между грамматичностью и глагольной формой или положением. Однако было трехстороннее взаимодействие между грамматичностью, позицией и рентабельностью инвестиций. Чтобы проверить это, были выполнены последующие MANOVAS для каждой области интереса с положением и грамматикой в ​​качестве внутрисубъектных факторов. Результаты показали, что взаимодействие было значительным в передне-средней области [след Пиллаи = 0.197, F (1, 19) = 4,660, p <0,05]. Дальнейшие попарные сравнения показали, что средняя амплитуда положительности для некграмматических условий была значительно больше в положении финального высказывания ( M = 1,685 мкВ, , SE = 0,447), чем в положении посередине высказывания ( M = 0,547). мкВ , SE = 0,294 ), t (19) = 3,152, p <0,005. На рисунке 5 показана средняя амплитуда эффекта грамматичности в положениях медиального и конечного высказывания в девяти областях интереса.Это указывает на то, что, хотя эффект грамматичности имел широкое распространение в конечном положении, он был ограничен центральным и париетальным электродами для медиального состояния. Эта закономерность также отражена в средних осредненных формах волны ERP для грамматических и неграмматических условий (ошибки упущения против совершения) в положениях медиального высказывания и конечного высказывания на рисунках 6–9.

Рис. 5. Разница в средней амплитуде между грамматическими и неграмматическими условиями в срединной и конечной позиции высказывания по 9 областям интереса, показывающие полосы ошибок, представляющие стандартную ошибку + 1 / -1 .

Рис. 6. Грандиозные средние потенциалы, связанные с событием, вызванные ошибками в пропуске (красный) и правильным глаголом (синий) в средней позиции . Серая полоса выделяет значительное временное окно для эффекта P600.

Рис. 7. Грандиозные средние связанные с событием потенциалы, вызванные ошибками совершения (красный) и правильным глаголом (синий) в средней позиции . Серая полоса выделяет значительное временное окно для эффекта P600.

Рисунок 8.Потенциалы больших средних значений, связанные с событием, вызванные ошибками пропуска (красный) и правильного глагола (синий) в конечной позиции . Серая полоса выделяет значительное временное окно для эффекта P600.

Рис. 9. Великие средние связанные с событием потенциалы, вызванные ошибками в пропуске (красный) и правильным глаголом (синий) в конечной позиции . Серая полоса выделяет значительное временное окно для эффекта P600.

MANOVA также выявил взаимодействие между формой глагола и положением.Это взаимодействие предполагает, что эффект позиции различается в зависимости от формы глагола. Последующие попарные t -тесты показали, что средняя амплитуда положительности, вызванной глагольными формами с S , была значительно больше в позиции конечного высказывания ( M = 1,636 мкВ , SE = 0,228) чем глагольные формы в медиальном положении высказывания ( M = 0,318 мкВ , SE = 0,244), t (19) = 3,152, p <0.005. Это говорит о том, что участники были более чувствительны к глагольным формам с S , встречающимся в конечной позиции высказывания, независимо от грамматичности.

В целом, взаимодействия, наблюдаемые в этом более позднем временном окне, показывают, что на амплитуду и распределение позитивности повлияла перцептивная значимость из-за удлинения конечного произнесения.

Обсуждение

В этом исследовании использовались ERP для изучения того, как взрослые, говорящие на австралийском английском языке, обрабатывали соглашение S-V во время слухового понимания предложения.Цель состояла в том, чтобы изучить, будут ли изменяться эффекты LAN и P600 в зависимости от относительной значимости восприятия, связанной с положением высказывания и типом нарушения соглашения (форма глагола). Предыдущие исследования ERP, посвященные обработке согласования, показали, что различные аспекты экспериментального плана (например, синтаксическая сложность стимулов) могут влиять на вычисление информации согласования в режиме онлайн (Molinaro et al., 2011). Однако возможность того, что перцептивная значимость может повлиять на расчет согласия S-V, до сих пор систематически не исследовалась.Учитывая результаты предыдущих исследований соглашения S-V, мы предположили, что нарушение соглашения S-V вызовет эффекты LAN и / или P600. Тем не менее, мы предположили, что размер эффекта этих эффектов будет уменьшаться как за счет позиции высказывания (медиальное против окончательного), так и за счет типа нарушения соглашения (ошибки упущения в сравнении с совершением). В частности, мы предсказали, что эффекты будут более устойчивыми для более заметных с точки зрения восприятия условий (ошибки при совершении действия и окончательное положение высказывания), чем для их аналогов.

Результаты для общего эффекта грамматичности со всеми условиями показали, что нарушения согласования SV вызывают двустороннюю негативность с передне-центральным распределением в раннем временном окне 130–210 мс, за которым следует положительность во времени 350–590 мс. окно с центро-апостериорным распределением. Основываясь на латентности и распределении негативности на скальпе, мы интерпретируем негатив как переднюю негативность (AN), которая традиционно считалась отражением процессов, аналогичных тем, которые отражаются в локальной сети, т.е.е., выявление морфосинтаксических нарушений (Friederici et al., 1993; Hagoort et al., 2003; Bornkessel, Schlesewsky, 2006). Мы также интерпретировали положительность как эффект P600, который традиционно считался отражением исправления, повторного анализа или восстановления после грамматических предложений (Osterhout and Holcomb, 1992; Osterhout and Mobley, 1995; Friederici et al., 1996; Kolk and Chwilla, 2007). Двусторонняя негативность и более поздний эффект P600, наблюдаемый при нарушениях соглашения S-V, согласуется с предыдущими исследованиями слуховой модальности (Hahne and Friederici, 2002; Hagoort et al., 2003; Шен и др., 2013).

Установив общие эффекты грамматичности, мы выделили два значимых временных окна для выполнения MANOVA, исследуя, влияет ли тип нарушения соглашения и положение произнесения на чувствительность участников к грамматичности. Вопреки нашим предсказаниям, мы не обнаружили взаимодействий, связанных с грамматикой, в раннем (AN) окне. Однако для более позднего окна (P600) мы обнаружили существенное трехстороннее взаимодействие между грамматичностью, положением и рентабельностью инвестиций.Это взаимодействие возникло из-за того, что топография эффекта грамматичности была различной для медиальной и конечной позиций. В частности, в то время как центральная и теменная области интереса показали сравнимые эффекты P600 независимо от положения, P600 на лобных участках был больше для конечного положения по сравнению с медиальным положением. Согласно Rugg и Coles (1995), такие количественные различия в эффектах ERP предполагают, что во время обработки стимулов активировалось больше нервных структур.

Таким образом, эти данные подтверждают гипотезу о том, что эффекты перцепционной значимости из-за положения высказывания модулируют чувствительность слушателей к нарушениям соглашения S-V во время понимания речи в режиме онлайн.Таким образом, результаты в целом согласуются с более ранним исследованием восприятия младенцев, в котором младенцы показали разницу во времени просмотра грамматических и неграмматических предложений, когда глагол и морфема в конечном итоге произнесены (например, Now he c cry vs. . * Теперь он cry ), но не тогда, когда они произвели произнесение медиально ( He плачет сейчас против * He cry сейчас и др., Сундара, 2011). Результаты Сундара и др. Предполагают, что влияние положения в нашей парадигме ERP может быть более явным у младенцев и, возможно, маленьких детей, чем у взрослых, протестированных здесь.

Однако для типа нарушения согласованности, когда форма глагола встречается без -S (ошибки упущения) и где форма глагола встречается с -S (ошибки совершения), мы не обнаружили взаимодействий между формой глагола и грамматичностью в любое временное окно. Другими словами, участники оказались одинаково чувствительными к упущениям и ошибкам совершения.Насколько нам известно, это первое исследование ERP, в котором напрямую сравниваются ошибки упущения и упущения в контексте соглашения S-V (предыдущие исследования либо рассматривали один тип ошибок, либо проваливались по обоим типам ошибок). Опять же, стоит отметить, что все наши участники были взрослыми, слушающими на своем родном языке в чистой слуховой среде. Остается определить, являются ли упущения и допущенные ошибки одинаково заметными для других групп населения, таких как дети или изучающие второй язык, или действительно, проявляют ли взрослые L1 дифференциальную чувствительность, если у них нарушение слуха, или если акустическая среда более сложная.

Хотя мы не обнаружили предполагаемого взаимодействия между формой глагола и грамматичностью, мы отметили главный эффект формы глагола как для AN, так и для P600. То есть, независимо от грамматики, ответы мозга были разными в зависимости от наличия или отсутствия суффикса -s. Это важный вывод с методологической точки зрения, демонстрирующий необходимость различать эффекты ERP, которые отражают чувствительность к грамматическим нарушениям, в отличие от эффектов, отражающих различия в акустических свойствах стимула.Как обсуждалось выше, сбалансированный план (см. Steinhauer and Drury, 2012) является оптимальным для исследования общего эффекта согласования S-V, но он не позволяет проводить более детальный анализ, позволяющий отделить грамматические нарушения от типов нарушений. Предыдущие исследования, изучающие пропуски или ошибки совершения (см. Таблицу 1), использовали противоположный подход, поддерживая постоянный грамматический контекст при манипулировании глагольной формой. Это был также подход, который мы использовали в нашем первоначальном анализе (см. Дополнительный анализ ).Однако он не может разделить грамматические и акустические эффекты на ERP. К счастью, сбалансированный дизайн нашего исследования позволил нам переосмыслить анализ, противопоставив реакцию на одну и ту же форму глагола в разных грамматических контекстах и ​​рассматривая грамматичность и форму глагола как ортогональные, а не смешанные факторы.

Последствия для интерпретации эффектов LAN и P600

Это исследование не позволяет нам разрешить дискуссию о процессах, лежащих в основе понимания предложений.Тем не менее, стоит подумать о том, как наши выводы могут быть включены в существующие теоретические объяснения функциональной интерпретации компонентов LAN / P600. Как мы обсуждали ранее во введении, функциональная интерпретация этих компонентов ERP была поставлена ​​под сомнение из-за отчетов об исследованиях обработки соглашений, в которых было показано, что реализация этих компонентов различается, особенно в локальной сети (обсуждение см. В Tanner and Van Hell, 2014 ; Tanner, 2015; Dröge et al., 2016).Мы утверждали, что эти несоответствия могут частично быть вызваны смешивающим влиянием эффектов ERP во временном окне LAN / AN. Важно отметить, что наш анализ, проваливающийся во всех условиях, выявил эффекты как AN, так и P600, указывая на то, что слушатели обнаружили морфосинтаксическое нарушение и участвовали в повторном синтаксическом анализе. Сравнение, которое мы проводим, представляет собой то, что Стейнхауэр и Друри (2012) назвали «сбалансированным» дизайном с одинаковыми формами существительного и глагола, одинаково встречающимися в разных условиях, так что все смешивающие факторы усредняются.Примечательно, что в двух других исследованиях, принимавших сбалансированный дизайн (De Vincenzi et al., 2003; Hasting and Kotz, 2008), также сообщалось о двухфазном ответе LAN / P600, что указывает на то, что LAN является надежным ответом на нарушения соглашения, если устраняются смешивающие факторы. .

Интересно, однако, то, что при дальнейшем изучении эффектов перцепционной значимости мы обнаружили, что эффекты положения высказывания влияли только на обработку согласования S-V в более позднем (P600) временном окне, а не в более раннем (AN) окне.Это, возможно, согласуется с модульной моделью, иначе известной как последовательное / синтаксическое представление (Friederici, 2002). Согласно этой точке зрения, синтаксическая и несинтаксическая информация взаимодействуют на более позднем этапе повторного анализа предложения, а не во время присвоения тематических ролей. В результате эффекты P600 могут различаться в зависимости от несинтаксической информации, доступной во время повторного анализа предложения, в то время как LAN / AN, как ожидается, не изменится. Альтернативные интерактивные модели предсказывают, что эффекты перцепционной значимости должны влиять на обе стадии морфо-синтаксической обработки и синтаксический повторный анализ, учитывая, что информация о перцепционной значимости нарушения доступна на каждом этапе обработки (Bornkessel and Schlesewsky, 2006; Pickering и Гаррод, 2013).Поскольку мы не наблюдали каких-либо значительных эффектов перцепционной значимости в раннем временном окне, наши данные, по-видимому, подтверждают нейрокогнитивную модель понимания предложений Friederici (2002).

В целом, наши результаты согласуются с исследованиями, в которых сообщалось об эффектах градиента P600 в результате различных манипуляций с нарушением соглашения (например, Coulson et al., 1998; Nevins et al., 2007). Эти исследования также предполагают, что значимость нарушения соглашения (например, из-за типа морфологического признака) влияет на обработку предложения.Разница заключается в том, что, в отличие от предыдущих исследований, в настоящем исследовании изучались эффекты слухового восприятия во время обработки согласования S-V. Таким образом, наше исследование является первым, показывающим, что относительная перцептивная значимость из-за эффектов позиции высказывания взаимодействует с синтаксической обработкой во время онлайн-обработки нарушения соглашения S-V, и что это взаимодействие происходит на более позднем этапе синтаксического повторного анализа.

Выводы

Изучение связанных с языком ERP в слуховой модальности более экологично для понимания факторов и процессов, лежащих в основе понимания речи.Тем не менее, это вызывает ряд проблем и проблем, которых нет в визуальном представлении. В этом исследовании мы исследовали возможность того, что значимость восприятия, связанная с позицией высказывания , (среднее или конечное) и , тип нарушения соглашения (ошибки упущения или совершения) влияет на вычисление нарушения соглашения S-V во время понимания речи. Мы обнаружили существенные различия в ERP взрослых носителей языка для нарушений, возникающих в позициях произнесения-медиальной и конечной позиции высказывания, но не обнаружили каких-либо существенных различий для ошибок упущения и ошибок совершения.Мы также показали, что сбалансированный экспериментальный дизайн важен, особенно в исследованиях слухового ERP, где эффекты грамматичности могут быть смешаны с акустическими различиями стимулов. Текущие результаты этого исследования, таким образом, подчеркивают важность деконфанандирования эффектов грамматичности на ERP из акустических и просодических различий в стимулах, поскольку это имеет значение для интерпретации компонентов ERP, связанных с морфосинтаксической обработкой. Методологические достижения, изложенные в этом документе, будут иметь решающее значение в будущих исследованиях, посвященных изучению других групп населения, в которых можно ожидать, что эффекты восприятия будут иметь большее влияние на обработку соглашения.

Авторские взносы

SD, Спроектировал эксперимент, собрал и проанализировал данные, написал статью. CK, Существенный вклад в анализ данных, отзывы о содержании, отзывы о документе в целом для подачи. Вице-президент, Существенный вклад в разработку экспериментов, анализ и отзывы на общий документ для подачи. JB, Существенная обратная связь по экспериментальному дизайну, анализу данных и содержанию. KD, Существенный вклад в разработку эксперимента, теоретические вопросы, затронутые в исследовании, отзывы на общий документ для представления.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим коллег, которые внесли свой вклад в эту статью, особенно Титию Бендерс, Ребеку Холт, Кандил Хуссейн, Ивана Юна и Детскую языковую лабораторию в Университете Маккуори за их полезную помощь и отзывы. Это исследование было частично поддержано финансированием Университета Маккуори и следующими грантами: ARC CE110001021, ARC FL130100014.Части этого исследования были представлены на 10-м Международном симпозиуме по двуязычию, Университет Рутгерса, Нью-Джерси, США, и на семинаре «Перспективы развития языковой обработки: серия CCD Developing Minds», Университет Маккуори, Сидней, Австралия.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/article/10.3389/fpsyg.2016.01276

Список литературы

Баттеринк, Л., и Невилл, Х. Дж. (2013). Человеческий мозг обрабатывает синтаксис в отсутствие сознательного понимания. J. Neurosci. 33, 8528–8533. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0618-13.2013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Boersma, P., and Weenink, D. (2012). Praat . Версия 5.5.

Борнкессель И. и Шлезевский М. (2006). Модель зависимости расширенного аргумента: нейрокогнитивный подход к пониманию предложений на разных языках. Psychol.Ред. 113: 787. DOI: 10.1037 / 0033-295X.113.4.787

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Борнкессель-Шлезевский, И., Шлезевский, М., Смолл, С. Л., и Раушекер, Дж. П. (2015). Нейробиологические корни языка при прослушивании приматов: общие вычислительные свойства. Trends Cogn. Sci. 19, 142–150. DOI: 10.1016 / j.tics2014.12.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кристоф, А., Подагра, А., Пеперкамп, С., Морган, Дж. (2003). Обнаружение слов в непрерывном речевом потоке: роль просодии. J. Phon. 31, 585–598. DOI: 10.1016 / S0095-4470 (03) 00040-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Christophe, A., Peperkamp, ​​S., Pallier, C., Block, E., and Mehler, J. (2004). Границы фонологических фраз ограничивают лексический доступ i. Данные для взрослых. J. Mem. Lang. 51, 523–547. DOI: 10.1016 / j.jml.2004.07.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коулсон, С., Кинг, Дж. У., и Кутас, М. (1998). Ожидайте неожиданного: событийная реакция мозга на морфосинтаксические нарушения. Lang. Cogn. Процессы 13, 21–58. DOI: 10.1080 / 016

8386582

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де Винченци М., Джоб Р., Ди Маттео Р., Ангрилли А., Пенолацци Б., Чиккарелли Л. и др. (2003). Различия в восприятии и течении синтаксических и семантических нарушений. Brain Lang. 85, 280–296. DOI: 10.1016 / S0093-934X (03) 00055-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Драгой, О., Стоу, Л. А., Бос, Л. С., и Бастиаанс, Р. (2012). Время от времени: обработка нарушений сроков обращения на голландском языке. J. Mem. Lang. 66, 307–325. DOI: 10.1016 / j.jml.2011.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dröge, A., Fleischer, J., Schlesewsky, M., and Bornkessel-Schlesewsky, I. (2016). Нейронные механизмы понимания предложений, основанные на процессах прогнозирования и определенности решений: электрофизиологические данные из неканонических линеаризаций на языке с гибким порядком слов. Brain Res. 1633, 149–166. DOI: 10.1016 / j.brainres.2015.12.045

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрейзер, Л., и Фодор, Дж. Д. (1978). Колбасная машина: новая модель двухэтапного разбора. Познание 6, 291–325. DOI: 10.1016 / 0010-0277 (78)

-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Friederici, A. D. (ред.). (1998). «Нейробиология понимания языка», в Language Computing: A Biological Perspective (Heidelberg; Berlin: Springer), 263–301.

Google Scholar

Friederici, A. D., Hahne, A., and Mecklinger, A. (1996). Временная структура синтаксического анализа: ранние и поздние события, связанные с потенциальными эффектами мозга. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 22, 1219–1248. DOI: 10.1037 / 0278-7393.22.5.1219

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Friederici, A. D., Pfeifer, E., and Hahne, A. (1993). Событийные потенциалы мозга при обработке естественной речи: последствия семантических, морфологических и синтаксических нарушений. Cogn. Brain Res. 1, 183–192.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Гюнтер Т. К., Фридеричи А. Д. и Шриферс Х. (2000). Синтаксический пол и семантическое ожидание: ERP обнаруживают раннюю автономию и позднее взаимодействие. J. Cogn. Neurosci. 12, 556–568. DOI: 10.1162 / 089892

2336

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хагоорт П. и Браун К. М. (2000). ERP-эффекты прослушивания речи по сравнению с чтением: P600 / SPS для синтаксических нарушений в устных предложениях и быстрого последовательного визуального представления. Neuropsychologia 38, 1531–1549. DOI: 10.1016 / S0028-3932 (00) 00053-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хане А. и Фридеричи А. Д. (1999). Электрофизиологические доказательства двух этапов синтаксического анализа: ранних автоматических и поздних контролируемых процессов. J. Cogn. Neurosci. 11, 194–205.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Хане А. и Фридеричи А. Д. (2002). Дифференциальные эффекты задач на семантические и синтаксические процессы, выявленные ERP. Cogn. Brain Res. 13, 339–356. DOI: 10.1016 / S0926-6410 (01) 00127-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гастинг, А. С., и Коц, С. А. (2008). Ускорение синтаксиса: относительное время и автоматичность локальной структуры фраз и морфосинтаксической обработки, отраженной в связанных с событиями потенциалах мозга. J. Cogn. Neurosci. 20, 1207–1219. DOI: 10.1162 / jocn.2008.20083

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хофманн, М.Дж., Стеннекен, П., Конрад, М., и Джейкобс, А. М. (2007). Сублексические частотные меры для орфографических и фонологических единиц в немецком языке. Behav. Res. Методы 39, 620–629. DOI: 10.3758 / BF03193034

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шей, Л., Леонард, Л. Б., и Суонсон, Л. (1999). Некоторые различия между склонениями существительных во множественном числе английского языка и глаголами третьего единственного числа во входных данных: вклад частоты, положения предложения и продолжительности. J. Child Lang. 26, 531–543.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Джаспер, Х. Х. (1958). Система десять двадцать электродов международной федерации. Электроэнцефалогр. Clin. Neurophysiol. 10, 371–375.

Google Scholar

Каан, Э., Харрис, А., Гибсон, Э., и Холкомб, П. (2000). P600 как показатель сложности синтаксической интеграции. Lang. Cogn. Процессы 15, 159–201. DOI: 10.1080 / 016

0386084

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колк, Х., и Чвилла, Д. (2007). Поздний позитив в необычных ситуациях. Brain Lang. 100, 257–261. DOI: 10.1016 / j.bandl.2006.07.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Кос, М., Воссе, Т., Ван ден Бринк, Д., и Хагоорт, П. (2010). О съедобных ресторанах: конфликты между синтаксисом и семантикой, выявленные ERP. Lang. Sci. 1: 222. DOI: 10.3389 / fpsyg.2010.00222

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Удача, С.J. (2014). Введение в технику связанных с событиями потенциалов . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Молинаро, Н., Барбер, Х.А., и Каррейрас, М. (2011). Обработка грамматических соглашений при чтении: выводы ERP и будущие направления. Cortex 47, 908–930. DOI: 10.1016 / j.cortex.2011.02.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Невинс А., Диллон Б., Малхотра С. и Филлипс К. (2007). Роль признака-числа и признака-типа в обработке нарушений согласования глаголов хинди. Brain Res. 1164, 81–94. DOI: 10.1016 / j.brainres.2007.05.058

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Никол Дж. Л., Форстер К. И. и Верес К. (1997). Процессы согласования подлежащего и глагола в понимании. J. Mem. Lang. 36, 569–587.

Google Scholar

О’Рурк, П. Л., и Ван Петтен, К. (2011). Морфологическое соответствие на расстоянии: диссоциация между ранними и поздними компонентами связанного с событием потенциала мозга. Brain Res. 1392, 62–79. DOI: 10.1016 / j.brainres.2011.03.071

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Oostenveld, R., Fries, P., Maris, E., and Schoffelen, J.-M. (2010). FieldTrip: программное обеспечение с открытым исходным кодом для расширенного анализа данных МЭГ, ЭЭГ и инвазивных электрофизиологических данных. Comput. Intell. Neurosci. , 2011 г .: e156869. DOI: 10.1155 / 2011/156869

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Остерхаут, Л.и Холкомб П. Дж. (1992). Связанные с событием потенциалы мозга, вызванные синтаксической аномалией. J. Mem. Lang. 31, 785–806. DOI: 10.1016 / 0749-596X (92) -Z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Остерхаут, Л., Холкомб, П. Дж., И Суинни, Д. А. (1994). Потенциалы мозга, вызванные предложениями садовой дорожки: свидетельство применения глагольной информации во время синтаксического анализа. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 20, 786.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Остерхаут, Л., Маккиннон, Р., Берсик, М., и Кори, В. (1996). О языковой специфичности реакции мозга на синтаксические аномалии: является ли синтаксический положительный сдвиг членом семейства P300? J. Cogn. Neurosci. 8, 507–526.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Остерхаут, Л., Маклафлин, Дж., Ким, А., Гринвальд, Р., Иноуэ, К. (2004). «Предложения в мозгу: связанные с событиями потенциалы как отражение понимания предложений и изучения языка в реальном времени», в «Онлайн-исследование понимания предложений: отслеживание взглядов, ERP и не только» , ред. М.Каррейрас и К. Клифтон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Psychology Press), 271–308.

Остерхаут, Л., и Мобли, Л. А. (1995). Связанные с событием потенциалы мозга, вызванные неспособностью прийти к соглашению. J. Mem. Lang. 34, 739–773.

Google Scholar

Перлмуттер, Н. Дж., Гарнси, С. М., и Бок, К. (1999). Процессы согласования в понимании предложений. J. Mem. Lang. 41, 427–456. DOI: 10.1006 / jmla.1999.2653

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пикеринг, М.Дж. И Гаррод С. (2007). Используют ли люди продукцию языка, чтобы делать прогнозы во время понимания? Trends Cogn. Sci. 11, 105–110. DOI: 10.1016 / j.tics.2006.12.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райнер К. и Клифтон К. мл. (2009). Обработка речи при чтении и восприятии речи происходит быстро и постепенно: последствия для потенциальных исследований, связанных с событиями. Biol. Psychol. 80, 4–9. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2008.05.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ройл П., Друри Дж. Э. и Стейнхауэр К. (2013). ERPs и Task Effects в слуховой обработке гендерного соглашения и семантики на французском языке. Ment. Lexicon 8, 216–244. DOI: 10,1075 / мл. 8.2.05roy

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рагг, М. Д., и Коулз, Г. Х. (ред.). (1995). «ERP и когнитивная психология: концептуальные вопросы», в Электрофизиология разума: связанные с событиями потенциалы мозга и познание , Oxford Psychology Series, No.25 (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 27–39.

Google Scholar

Шен Э. Ю., Стауб А. и Сандерс Л. Д. (2013). Связанный с событием потенциал мозга свидетельствует о том, что местные существительные влияют на обработку согласования подлежащего и глагола. Lang. Cogn. Процессы 28, 498–524. DOI: 10.1080 / 016

.2011.650900

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сонг, Дж. Ю., Сундара, М., и Демут, К. (2009). Фонологические ограничения на производство детьми английского языка в единственном числе от третьего лица. J. Speech Lang. Слышать. Res. 52, 623. DOI: 10.1044 / 1092-4388 (2008 / 07-0258)

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сундара, М., Демут, К., и Кул, П. К. (2011). Влияние положения предложения на восприятие детьми и производство английских слов в единственном числе от третьего лица. J. Speech Lang. Слышать. Res. 54, 55–71. DOI: 10.1044 / 1092-4388 (2010 / 10-0056)

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Таннер, Д.(2015). На левой передней отрицательности (LAN) в электрофизиологических исследованиях морфосинтаксического согласия: комментарий к «обработке грамматического согласия при чтении: результаты ERP и будущие направления» Молинаро и др., 2014. Cortex 66, 149–155. DOI: 10.1016 / j.cortex.2014.04.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Таннер, Д., и Ван Хелл, Дж. Г. (2014). ERP выявляют индивидуальные различия в морфосинтаксической обработке. Neuropsychologia 56, 289–301.DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2014.02.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теодор, Р. М., Демут, К., и Шаттук-Хуфнагель, С. (2011). Акустические доказательства влияния положения и сложности на детское производство множественного числа. J. Speech Lang. Слышать. Res. 54, 539. DOI: 10.1044 / 1092-4388 (2010 / 10-0035)

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теодор, Р. М., Демут, К., и Шаттук-Хуфнагель, С.(2012). Сегментные и позиционные эффекты на продукцию детской коды: сравнение доказательств из перцептивных суждений и акустического анализа. Clin. Лингвист. Phon. 26, 755–773. DOI: 10.3109 / 02699206.2012.700680

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трюзуэлл, Дж. К., Таненхаус, М. К., и Гарнси, С. М. (1994). Семантические влияния на синтаксический анализ: использование тематической ролевой информации в разрешении синтаксической неоднозначности. J. Mem. Lang. 33, 285–318.DOI: 10.1006 / jmla.1994.1014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Trueswell, J. C., Tanenhaus, M. K., and Kello, C. (1993). Глагольные ограничения в обработке предложений: разделение эффектов лексического предпочтения от садовых дорожек. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 19, 528–553. DOI: 10.1037 / 0278-7393.19.3.528

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уэйджерс, М. В., Лау, Э. Ф., и Филлипс, К. (2009). Привлечение согласия в осмыслении: представления и процессы. J. Mem. Lang. 61, 206–237. DOI: 10.1016 / j.jml.2009.04.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вича, Н. Ю., Морено, Э. М., и Кутас, М. (2004). Предвидение слов и их пола: связанное с событием исследование потенциала мозга семантической интеграции, гендерного ожидания и гендерного согласия при чтении предложений на испанском языке. J. Cogn. Neurosci. 16, 1272–1288. DOI: 10.1162 / 089892

20487

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вайтман, К.W., Shattuck-Hufnagel, S., Ostendorf, M., and Price, P.J. (1992). Сегментные длительности вблизи границ просодических фраз. J. Acoust. Soc. Являюсь. 91, 1707–1717. DOI: 10.1121 / 1.402450

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

нарушение закона в приговоре

Эти примеры взяты из корпусов и из источников в Интернете. Любые мнения в примерах не отражают мнение редакторов Cambridge Dictionary, Cambridge University Press или его лицензиаров.

Существенного нарушения закона и порядка не было.

Из

Википедия